Быстрый вход / регистрация (кликните на вашу соцсеть)
Вот так номер

Вот так номер

Мы не знаем, куда вы решили отправиться в этом году. Но мы почти наверняка знаем, как будет выглядеть ваш отель. Во всяком случае, нынешним летом дело вряд ли обойдется без присутствия в вашем номере искусственного интеллекта, высоких технологий и вездесущего коричневато-серого оттенка. В предвкушении отпускного сезона Discovery разбирается в трендах, которым отельеры решили следовать в 2017-м.

В пустынном пейзаже национального парка «Гранд-Эскаланте», в южной части американского штата Юта, посреди каньона, обрамленного причудливо вывернутыми плосковерхими скалами, разместился роскошный отель Amangiri. Или, вернее будет сказать, затерялся: ни он сам, ни его роскошь не бросаются в глаза. Детище сразу трех именитых архитекторов, Марвана Аль-Сайеда, Венделла Бернетта и Рика Джоя, созданное из природных материалов, настолько хорошо вписывается в пустынную нелюдимость окружающего ландшафта, что только с наступлением ночи, когда в гостинице загораются огни, можно рассмотреть ее структуру — цепочка номеров-вилл, расставленных на горном плато.

Можно долго расписывать достоинства Amangiri, восхищаясь умиротворяющими интерьерами, огнем в каминах, «воздухом» и дизайнерскими решениями, балансирующими на грани западного модернистского минимализма и дзен-философии. Можно — но все это, в конце концов, всего лишь удачное обрамление для невероятной нерукотворной красоты каньонов Юты, в которых время остановилось задолго до того, как в этой местности вообще появились люди. Неспроста этот отель нередко становится площадкой для проведения геологических конгрессов, да и постояльцы могут отправиться в познавательный геологический или археологический тур — обстановка, что называется, располагает.

В нынешнем году отель-курорт Amangiri получил высшую отметку, четыре звезды, в Forbes Travel Guide — путеводителе, начинающем претендовать на роль «Красной книги «Мишлен» в гостиничной сфере. Ничего удивительного: видовые отели сегодня на вершине трендов, царящих в индустрии, и их не оставляют без внимания даже такие консервативные ценители, как жюри Prix Villegiature — премии, которую международная команда трэвел-журналистов присуждает лучшим отельерам Европы, Азии и Африки и которую нередко сравнивают с Каннским фестивалем в индустрии гостеприимства. Среди ее номинаций целых две — видовые. В прошлом году обе призовых тарелочки остались во Франции, где и проводится церемония. Более того, обе они уехали в один и тот же регион, Прованс — Альпы — Лазурный Берег: приз в номинации «Лучшая терраса в загородном отеле» достался Château Saint-Martin, расположенному в городе Ванс в 24 километрах от Ниццы, а за «Лучшую террасу в городском отеле» наградили марсельский Intercontinental. Решение жюри вызывает противоречивые чувства: в самом деле, становится несколько обидно, когда, например, лучших актрис награждают не за талант, а за природные данные. Здесь то же самое: отелю Château Saint-Martin победу принесли не кипенно-белые скатерти на столах террасы, не кованые стулья и не традиционная керамическая плитка на полу (иначе пришлось бы вручать награды каждому второму балкону в этой местности), а тот вид, который с нее открывается, — на лазурь Средиземного моря, на подернутые темной зеленью предгорья Альп, на райскую курортную негу Лазурного Берега. Вероятно, честнее было бы назвать эту номинацию «Отель, оказавшийся в нужное время в нужном месте». За наслаждение для глаз наградили и Intercontinental: с его террасы (правда, что уж там душой кривить, она здесь роскошная) открывается вид на гавань Старого порта, весь город и гору, увенчанную главным символом Марселя, собором Нотр-Дам-де-ла-Гард с золотой статуей Богоматери на верхушке.

Тут даже не знаешь, кто в действительности заслужил награду: то ли природа, сотворившая этот величественный ландшафт, то ли архитектор Клод-Анри-Жак д’Ажевиль, построивший здание отеля еще в середине XVIII столетия, более чем за век до появления собора, — за дальновидность. Похоже, все дело в том, что жюри престижного Prix Villegiature составляют журналисты: пишущая братия неравнодушна к эффектным видам, а каждой из этих террас можно посвятить отдельную статью.

Среди творений рук человеческих их выбор пал на лиссабонский отель Valverde, получивший приз за лучший дизайн. Интерьеры действительно достойные: их создатели умело смешали привычный португальский колорит, темное дерево и яркие оттенки, добавив нужную долю ностальгии по модернизму (обойдясь при этом без набившего оскомину хипстерского налета) и подмешав ко всему этому каплю антиквариата. За умение смешивать, но не взбалтывать получил награду и лондонский Savoy, на сей раз в номинации «Лучший бар»: здешний бар-шеф — легендарный Эрик Лоринц, неоднократно признававшийся лучшим барменом мира. Кстати, это именно он учил барменов на съемках фильма о Джеймсе Бонде «Скайфолл» составлять любимые коктейли агента 007. Еще одна призовая тарелочка, доставшаяся «Савою», — за «Лучший сервис в отеле более чем на 90 номеров».

Сегодня мы, кажется, знаем, кто станет фаворитом этой номинации в нынешнем году: ставьте на флагманов Marriott, не прогадаете. Сеть, удостоившаяся сравнительно высокого для довольно консервативной отрасли гостеприимства 23-го места в списке самых инновационных компаний мира по версии Forbes, решила призвать на помощь в борьбе за сердца клиентов искусственный интеллект.

Marriott уже начал внедрение высоких технологий. Более чем в 500 заведениях сети постояльцы могут больше не переживать насчет того, куда же делся ключ от номера — потерялся или остался на ресепшене: вместо традиционных ключей теперь можно использовать собственный смартфон с установленным на него фирменным приложением Marriott. Помимо способности открывать двери оно дает возможность полистать журнал Marriott’s Traveler и пообщаться онлайн с персоналом. Да, конечно, в каждом номере найдется телефон, чтобы позвонить портье, но поколение миллениалов, которое давно выросло и активно путешествует, ненавидит телефонные разговоры и предпочитает им общение в мессенджерах. Так что в Marriott знают, что делают.

Том Козик, вице-президент сети по глобальной лояльности, и Джордж Корбин, первый вице-президент по цифровым технологиям, уверяют, что это только начало. «Мне не очень нравится использовать клише из лексикона Кремниевой долины, но то, что мы делаем, можно назвать «сменой парадигмы», — говорит Том Козик. — Раньше гостиничные компании рассматривали мобильные приложения исключительно как еще один способ бронирования, а сами устройства — просто как возможность для предоставления этого сервиса. Но сейчас у людей нет ничего более личного, чем их смартфоны. И пользователи ожидают, что их отношения с отелем будут в высшей степени персонализированы». Для этого задействуют искусственный интеллект и машинное обучение: они будут внимательно наблюдать за каждым, установившим фирменное приложение сети, чтобы подобрать клиенту наиболее подходящий номер (если вы часто постите в соцсетях фотографии закатов, не думайте потом, что комната окнами на запад — это простое везение), а накануне даты заезда предложат ему дополнительный экран меню — чтобы он мог заказать какие-то услуги и опции к своему появлению. Джордж Корбин рассказывает, что совсем скоро Marriott будет не только работать с информацией, связанной непосредственно со взаимодействием гостя и мобильного приложения, но и обрабатывать, составляя прогноз намерений, данные о том, как и откуда гость приехал в отель и что ему было интересно раньше. В Marriott не скрывают, что для этого приложению придется наблюдать за вами в соцсетях и даже читать вашу переписку. Однако, скажем честно, они далеко не первые, кто делает это уже давно (например, Facebook пристально следит за вами, чтобы тут же предложить рекламу онлайн-шопа, где вы можете купить электродрель, которую только что обсуждали в привате с приятелем). Так что пусть хоть шпионят ради того, чтобы сделать нам приятный сюрприз, а не забрасывать спамом.

Хотя без маркетингового спама в модели, которую Marriott готовится вот-вот запустить в пилотной версии, похоже, не обойдется: например, приложение, при помощи имеющейся сети маячков LocalPerks отслеживающее ваши перемещения по отелю, не постесняется намекнуть, что вы недалеко от фитнес-зоны — если поймет, что вы завсегдатай спортзалов.

Инвестиции в цифровые технологии для современных отелей ничуть не менее важны, чем инвестиции в дизайн. Эпоха похожих друг на друга гостиниц, кажется, скоро уйдет в прошлое. «Уникальный опыт» и желание гостя вернуться еще и еще — такую цель сегодня ставят перед собой не только бутик-отели и пятизвездочные корифеи, но и скромные заведения категории «три звезды». В мире, где приходится конкурировать не только со своими собратьями, но и с частными апартаментами, они делают ставку на любовь с первого взгляда. А в союзники призывают цвет.

В дизайне отелей в скором времени начнут преобладать яркие цвета. Такой прогноз по цветовым решениям на 2017 год сделали эксперты компании Sherwin-Williams and Pantone Color Institute. Яркие розовые, голубые, зеленые и оранжевые тона в 2017 году захватят отели изнутри, а прошлогодний «цвет года» greenery, чуть приглушенный оттенок травянистого зеленого, переместится на фасады гостиниц: в конце концов, лучший колористический нюанс для того, чтобы слиться с природой, найти трудно. А в интерьерах номеров компанию ярким краскам составит нейтральный poised taupe. Цвет, про который так сразу и не скажешь, серый он или коричневый, уже полюбился интерьерным дизайнерам и производителям аксессуаров, а в 2017-м стал «цветом года» по версии Sherwin-Williams. Отельерам он тоже нравится: «Он достаточно нейтрален и содержит нужное количество теплого тона», — полагает Майк Варнер, вице-президент WoodSpring Hotels по стратегии и управлению брендом. Так что приготовьтесь, вы с ним точно встретитесь.

Комментарии

Оставить комментарий
Ира Грант
Ира Грант
10 Апрель 2017
Подписка на журнал