Быстрый вход / регистрация (кликните на вашу соцсеть)
Сердце Эфиопии

Сердце Эфиопии

Эфиопское нагорье, Гондэр, Тыграй — звучит мистически и жутко притягательно. Эти географические названия относятся к живописным горам Сымен, находящимся в районе Тыграй на территории Эфиопского нагорья. Ну а Гондэр — город, откуда начнется ваше путешествие в этот мир дикой природы.

В Гондэр из Аддис-Абебы, столицы страны, летают небольшие турбовинтовые самолеты. Час в воздухе, и перед вами совсем другая Эфиопия, лишенная столичного лоска. И чем дальше вы будете ехать из Гондэра в сторону гор Сымен, тем хаотичнее будет жизнь вокруг.

В этих горах в 1969 году был создан национальный парк для защиты вымирающих эндемиков Эфиопии — обезьян гелад, абиссинских козлов, эфиопских шакалов и бронзовых ворон. Воротами в национальный парк «Сымен» считается городок Дэбарк, расположенный на высоте 2850 метров. Приятная прохлада воздуха контрастирует здесь с безумной толчеей на улицах. Небольшой город с населением всего около 30 тысяч человек кажется по меньшей мере пятимиллионной Калькуттой. Дэбарк гудит 17 часов в сутки: идет бойкая торговля, заключаются сделки, возводятся новые строения, просится милостыня, готовится нехитрая еда, устраиваются шумные детские забавы.

Эфиопские города — это всегда невероятно хаотичное расположение жилых, промышленных и хозяйственных построек. Новый отель для туристов здесь может соседствовать с временными прибежищами беднейших слоев населения.

Первый лагерь

Из Дэбарка хочется вырваться побыстрее, что мы и делаем при первой возможности, и около пропускного пункта национального парка оказываемся уже во второй половине дня. Посещение парка возможно только с проводником и охраной. В нашей группе — веселый, обожающий горячительные напитки ирландец Роб и Джерри — худенькая привлекательная блондинка из Нью-Йорка. Проводники с радостью берут Джерри в команду, теперь все местные жители на маршруте будут им завидовать. Наши сопровождающие — гид Гирум, немного отстраненный парень, и худой скаут-охранник лет за 50, с обветренным лицом, но с удивительными глазами, в которых прячутся мудрость и доброта. У него с собой допотопный автомат Калашникова, а еще матерчатый детский рюкзачок с изображением Рэмбо и шарф-одеяло.

Миновав ворота парка, движемся к местечку под названием Санкобер, чтобы обустроить там первый лагерь. Эфиопия — одна из беднейших стран мира, поэтому путешественникам в парке ничего нельзя делать самим, ни палатки ставить, ни готовить еду: это лишает местных заработка. В лагерях на маршруте обустраивать быт будут повар, его помощник и разнорабочий.

К нашему удивлению, после въезда на территорию парка окружающая обстановка меняется не сильно: по дорогам все так же пылят грузовики и автобусы, на обочинах пасутся стада коров и коз, местное население занимается привычными делами. Все это совершенно не соответствует нашим представлениям об охране природы и заставляет на короткое время усомниться в том, что мы увидим редких гелад и других исчезающих животных.

Но когда вечер раскрашивает небосвод и ландшафт в приглушенные оранжевые тона, наконец появляются первые гелады. Медлить нельзя, солнце быстро уходит за горизонт, и проводники нас подгоняют, но мы просим их сделать короткую остановку. Эти обезьяны живут исключительно на земле и питаются только травой и семенами. Гелады — крупные приматы, с потрясающей гривой, похожей на львиную, кончики их хвостов украшают игривые кисточки. Шерсть обезьян, подсвеченная лучами заходящего солнца, искрится. На нас гелады не обращают никакого внимания, деловито и с громким чавканьем жуют корешки. Но спокойствие напускное: едва дистанция между нами сокращается до пяти метров, стая переходит на другое место.

Когда желтый, плотный и осязаемый, как туман, полумрак окутывает все вокруг, наша группа возобновляет движение в лагерь. Исчезают последние проблески света, и становится очень неуютно и холодно. Ничего себе Африка! А ведь мы еще не набрали высоты. В кромешной тьме нам предстоит преодолеть около 20 километров по разбитой дороге.

К моменту нашего прибытия в Санкобер здесь уже скопилось несколько туристических групп общей численностью около 30 человек. В основном все идут на стандартные трех-пятидневные маршруты, и только норвежцы со свойственной им северной основательностью планируют полное десятидневное погружение в природу этих краев. Эфиопские ребята разбивают лагерь за несколько минут, мы даже не успеваем насладиться ночными видами саванны. Легкий вегетарианский ужин у костра на высоте 3250 метров над уровнем моря — и отбой: завтра нас ждет ранний подъем.

Под пристальным наблюдением

Утро начинается с удивительной встречи — с бронзовыми воронами. Эти иссиня-черные пернатые намного крупнее европейских собратьев, а их массивный клюв может представлять серьезную угрозу даже для человека. Звуки, которые издает эта птица, — своеобразное щелканье, напоминающее сигналы машин спецслужб. Вороны чрезвычайно активные, любопытные, но совсем не агрессивные.

За одной из них удается проследить. В результате находим тайник, где у птицы припрятана расчлененная тушка то ли лягушки, то ли ящерицы. Ворона долго и пристально смотрит нам прямо в глаза — между нами не больше полуметра, но потом все-таки решает перепрятать добычу, очевидно решив, что поведение этих двуногих более чем подозрительное. Делая несколько ходок, она переносит сокровища на дерево повыше.

Из палаток выползают замерзшие попутчики — ночью температура опускалась до нуля. Тем забавнее наблюдать, как бодр и весел наш немолодой охранник, у которого из теплых вещей только шарф-одеяло местного производства, а спал он прямо на земле, в небольшом углублении. Он по-доброму улыбается, вежливо смотрит свежие фото и общается с нами на международном языке жестов.

Покинув лагерь, через полчаса достигаем так называемого Северного уступа — изрезанного утесами края плато. Стоя рядом с пропастью глубиной больше километра, можно весь день любоваться пейзажами покрытого дымкой Эфиопского нагорья — величие природы здесь ощущается кожей. Нам предстоит семичасовой трек вдоль обрыва до следующего лагеря.

Поразительно, но на протяжении всего дня мы никогда не оставались одни. Каждую минуту, на любом отрезке пути за нами незримо наблюдает как минимум пара любопытных ребячьих глаз. Белые люди для них — лучшее развлечение и способ скрасить свой день. Общение в парке с ребятней всегда строится по одной схеме. Первый этап — ознакомительный. Каждый из детей, приметив туристов, непременно несется стрелой к группе с криками «Hello!» Затем начинаются просьбы — конфеты, деньги и еще одна экзотическая здесь мечта: «Pen! Pen!» Американка Джерри не верит ушам и на всякий случай уточняет: «Скажи, а что они все просят?» Ей трудно поверить, что обыкновенная канцелярская принадлежность здесь величайшее сокровище, помогающее скрасить досуг. Получив ручку, ребенок становится центром внимания, ведь это так здорово — рисовать на теле, козах, одежде, картоне, да вообще на всем. Замечательная вещь.

Последний этап — как только дети понимают, что у тебя нет ничего ценного (ты уже все раздал в предыдущей деревне) и извлечь выгоду нельзя, они открываются по-настоящему. С радостью играют в ладушки, учат слова, рассказывают про себя и свою семью, знакомят с братишками и сестренками. Жидкость для обеззараживания рук приводит их в дикий восторг, ведь этот гель первое время не течет. И вот вокруг тебя уже десяток пастушат, с восторгом перекатывающих по ладошке диковинную капельку. Еще одно любимое и доступное развлечение — фотографироваться, а потом смотреть на себя на экране камеры. Этот трюк покоряет всех без исключения.

Когда солнце поднимается выше, начинается жара. Идти становится сложнее, уже не так радуешься красотам, а думаешь о каждом следующем шаге, при этом вокруг продолжают резво скакать козочки и зебу.

Момент истины

Лагерь Гич, куда мы доходим к вечеру, расположен в 300 метрах от обрыва плато. Стоя на краю, успеваем насладиться умопомрачительным закатом. Солнце медленно уходит из Эфиопии в Судан, оставляя нам яркие горные пейзажи и вечернюю прохладу. Перед ужином, когда наш скаут заботливо моет в тазике приклад любимого «калашникова», задаем вопрос, который давно волнует: «Зачем охрана на треке? Разве в границах парка туристам может угрожать опасность?» Скаут начинает рассказывать страшные истории про эритрейцев: граница с отколовшимся 23 года назад от Эфиопии государством совсем рядом. Преподносится это так убедительно, что мы благодарим его за спокойный день и хорошую службу.

На следующий день запланирован подъем к утесу Имет-Гого (3926 метров). Место это примечательно тем, что отсюда открываются еще более масштабные панорамы. Мышцы после вчерашнего дня приятно побаливают. Час медленного пологого подъема — самого изматывающего для любого горного туриста типа рельефа, и вот она — вершина. Поблизости нет амхарских деревень, и мы впервые за несколько дней ощущаем себя на лоне природы свободно. Вокруг высятся гигантские лобелии, воздух прозрачен и свеж, простор грандиозный, хочется оттолкнуться от скалы и взмыть в небо, вместе с птицами.

Очередной вечер встречаем в лагере Ченек. Здесь просто пятизвездочный комфорт по сравнению с предыдущими лагерями: оборудованные места для пикников и каменные лавочки у самого обрыва — для медитации и созерцания дикой природы. Ченек и Дэбарк связывает неплохая грунтовка, по которой на джипах сюда забрасывают оборудование и провиант, и именно от Ченека начинается маршрут на высшую точку Эфиопии — гору Рас-Дашэн.

Несколько семей гелад расположились поблизости от наших палаток. Если двигаться спокойно и медленно, можно оказаться прямо в центре группы обезьян. Самые беспокойные и громкие — малыши, они первыми замечают приближение чужаков и сигнализируют мамам. Но если мамы не тревожатся, то детеныши успокаиваются и начинают внимательно следить за незваными гостями. Лучший способ втереться в доверие к приматам — определить вожака и завоевать его расположение. Пока главный самец не уходит, стая считает тебя своим.

Вся жизнь обезьян прямо перед тобой. Тональность голосов гелад совпадает с человеческой, иногда кажется, что можно различить отдельные слова — а как знакомы эти мечтательные вздохи...

Общение обезьян заключается по большей части в уходе друг за другом. Они могут часами выискивать в шерсти насекомых, но если альфа-самца что-то встревожит, вся стая моментально будет приведена в «боевую готовность» — быстрее, чем вожак обнажит свои внушительные клыки. К людям гелады относятся совсем не агрессивно, скорее наоборот. Если обезьяны мешают людям проводить мулов по узким горным дорогам, то в ход идет специальная палка с подвешенным на кожаном шнурке камнем. Гелады отлично знают это оружие, и завидев людей с ним, огрызнувшись, спешат скрыться.

Обезьяны, прекрасно скачущие по скальным выступам, легко могут укрыться от угрожающих им волков или леопардов. Но вот с человеком, постоянно сужающим ареал их естественного обитания, с этим двуногим существом, которому понравилось использовать великолепную гриву самцов гелад в качестве украшения, и его домашним скотом, сокращающим кормовую базу, обезьянам, увы, самостоятельно не справиться.

В наблюдениях за приматами часы пролетают незаметно. Когда солнце начинает с ускорением скатываться к горизонту, возвращаемся к палаткам. Неожиданно незнакомая женщина хватает меня за рукав и куда-то уверенно тащит. Не нарушая приличий, отбиваюсь как могу, но эфиопка делает знак, чтобы мы затихли. И тут прямо на нас выходят абиссинские горные козлы — еще один эндемичный вид животных, обитающих в национальном парке «Сымен». Красавцы проходят на расстоянии вытянутой руки. Мы ошарашены, не можем ни снимать, ни говорить. Женщина радуется как ребенок, что показала редких животных. На прощание обнимаемся и целуемся: она не понимает по-английски, а мы не говорим на амхарском, но в такие моменты слова не нужны.

Добродушие и гостеприимство эфиопов поражает. Как им удается оставаться такими открытыми и непосредственными, наивными и готовыми поделиться всем, что имеют, как не возникает чувства злости и зависти к иностранцам, обладающими средствами на путешествия, удобным снаряжением? Вопрос, пожалуй, риторический. В мире есть вещи, которые захватывают и поражают тебя, независимо от национальности, цвета кожи, материального и социального положения. Пребывание в дикой природе меняет каждого из нас в лучшую сторону. Путешествия для того и нужны, чтобы избавляться от предрассудков и расширять свои внутренние границы, а еще — любить людей и этот мир таким, какой он есть.

Комментарии

Оставить комментарий
Михаил Краснов
Михаил Краснов
17 Июня 2016

Страна: Флаг Эфиопии Эфиопия

Эфиопия фото
  • Валюта:
    эфиопский быр
  • Употребляемые языки:
    амхарский
  • Получение визы:
    Безвизовый въезд
  • Столица:
    Аддис-Абеба
еще...
Подписка на журнал