Быстрый вход / регистрация (кликните на вашу соцсеть)
Цвета Марокко

Цвета Марокко

Красные пустыни и заснеженные горы, яркие, не похожие один на другой города — Марокко не случайно называют страной контрастов. Столичный Рабат, расположенный на побережье, с его маленькими кварталами сине-белых домиков, как будто украшенных глазурью, сменяется пустыней, где находится терракотово-красный Марракеш, оттеняемый белыми пиками Атласских гор. А всего в паре сотен километров — Агадир, где тепло даже зимой, а в воздухе витают ароматы цветущих цитрусовых деревьев.

Агадир был одним из самых процветающих городов Магриба, богатым портом и центром арабской и берберской культуры. Но несколько потрясений, самые катастрофические из которых пришлись на 1731 и 1960 годы, когда Агадир полностью был разрушен мощными землетрясениями, не оставили от его былого величия и следа. Город каждый раз возрождался, и его последняя реинкарнация — популярный морской курорт с целебным воздухом Атлантики, вечно цветущими деревьями и отелями традиционной восточной архитектуры.

Но, несмотря на туристическую направленность, Агадир — идеальный город для того, чтобы отдохнуть от суеты. Особенно если оказаться здесь не в сезон — ранней весной. Многие гостиницы располагают уютными двориками, где растут любимые нами с детства мандарины. Под цитрусовыми деревьями на ярко-зеленой траве расстилают традиционные марокканские ковры, раскладывают подушки, удобно расположившись среди которых можно пить обжигающий черный чай с мятой или пробовать марокканское вино. Его не поставляют на экспорт, так что марокканское вино можно попробовать только в Марокко, при этом традиции виноделия, привитые французами, здесь достигли совершенства.

По вечерам город оживает. Открываются многочисленные клубы и бары, отовсюду звучит ненавязчивая музыка, появляются мангалы, на которых аппетитно скворчит мясо или рыба, — европейские туристы любят Агадир именно за сочетание спокойного отдыха и клубной жизни, а если она не по душе, всегда можно сбежать на пляж и наслаждаться океанским прибоем.

Потеряться в Марракеше

От Агадира до Марракеша всего 250 километров, сущий пустяк, особенно если мерить расстояниями нашей страны. Но не надо утром спать слишком долго, иначе небольшая поездка через пустыни и красные горы превратится в утомительное дорожное приключение под палящим солнцем. Стоит поторопиться еще и для того, чтобы успеть смыть с себя пыль дорог и окунуться в бурлящие людские потоки на площади Джемаа аль-Фна, которую заполоняют рассказчики сказок, заклинатели змей, фокусники, зазывалы и торговцы сувенирами с массивными телегами, запряженными осликами.

Знакомство с Марракешем стоит начинать именно здесь, в предвечерние часы, чтобы увидеть, как одна из старейших медин в мире меняется с наступлением сумерек. От площади во все стороны расходятся узкие улочки-проходы. Они никогда не ведут прямо, наоборот, изгибаются, пересекаются и заканчиваются тупиками. Здесь очень легко потеряться, особенно вечером. С другой стороны, здесь как раз и нужно потеряться, ведь в это время на улицы медины высыпает все пестрое население города в традиционных балахонах и ярких хиджабах. И если к этому моменту вы уже успели выпить стакан свежего апельсинового сока, вознаградить заклинателя змей и покататься на повозке по медине (а если нет, обязательно это сделайте!), то теперь просто наслаждайтесь атмосферой арабской сказки на одном из самых огромных в мире базаров под открытым небом, продавцы которого живут прямо над своими прилавками — в двухэтажных глинобитных домиках.

На следующее утро картина меняется. С первыми лучами солнца кожевники понесут шкуры в район красилен, а аптекари откроют старинные двери своих лавочек и выставят на обозрение сомнительные снадобья с неизвестными названиями. Аптекарское и врачебное дело в Марракеше в частности и в странах Магриба вообще возникло еще в VII веке и очень скоро достигло невероятных высот. Ибн Рушд (1126–1198) издал руководство по медицине «Куллийят», где собрал все известные на тот момент врачебные методы медицинских школ Ближнего и Среднего Востока.

Утром на одной из тупиковых улочек базара открывается медресе Бен Юсефа (построенная в 1565 году) — бывшая кораническая школа, самая крупная в Марокко. Обойдя ее уединенные и прохладные залы с резными окнами и видом во двор в арабском стиле с огромным бассейном для омовений, возвращайтесь на базар, к открытию лавок, где продаются ковры ручной работы.

Чтобы не потеряться в извилистых и запутанных, как клубок змей, улочках медины, есть один секрет. В каком бы дальнем уголке базара вы ни находились, над вами всегда будет возвышаться 70-метровый минарет Кутубии — главной мечети и символа Марракеша. Она была построена во времена расцвета города в XII веке при правлении Якуба аль-Мансура. Пять раз в день в Кутубию въезжал на запряженной лошадьми телеге муэдзин, поднимался на минарет и читал молитву. Медина строилась так, чтобы из любого ее уголка был виден минарет и голос муэдзина мог беспрепятственно долетать до любого обитателя города, чтобы каждый продавец, заклинатель змей или попрошайка слышал его и знал, что пришло время молитвы.

У западных путешественников Марракеш получил известность недавно, в 1960-х годах. К этому времени страна обрела независимость от Франции, а главные города уже «расхватали» роли: Рабат стал официальной столицей, Фес — духовной, а Касабланка — деловым центром. Казалось бы, для Марракеша не осталось места. Но неожиданно сюда в поисках просветления стали приезжать хиппи. Они нашли атмосферу древнего города, расположившегося в окружении Атласских гор, с ее яркими восточными мотивами очень привлекательной. Хиппи обосновались в караван-сараях, ежедневно навещая лавки, где торговцы продавали свои снадобья.

Вслед за хиппи сюда потянулись знаковые фигуры того времени. Музыканты — группыRolling Stones и The Beatles. Законодатели моды — Ив Сен-Лоран долгое время жил и творил здесь. Кинематографисты облюбовали Марракеш и того раньше. Альфред Хичкок снимал здесь эпизоды фильма «Человек, который слишком много знал» (1955), а Роберт Олдрич — «Содом и Гоморра» (1962), французская актриса Мишель Морган снималась в драме «Оазис» (1955), а Марлон Брандо — в картине «Кеймада» (1969).

Марракеш остается излюбленным местом съемок фильмов и сегодня, а с 2001 года здесь проходит ежегодный международный кинофестиваль, на который съезжаются самые яркие звезды мирового кинематографа.

Из Касабланки в Рабат

Другой знаковый для кинолюбителей город в Марокко — Касабланка. Его название знает каждый — благодаря режиссеру Майклу Кёртису, который снял одноименный фильм 1942 года с Ингрид Бергман и Хэмфри Богартом. Во времена колонизации французы уже знали, во что превратится город. Они выстраивали широкие бульвары, монументальные деловые центры в стиле ар-деко, открывали галереи и привлекали современных художников и модных дизайнеров. Они надеялись, что их колония станет отражением западных идеалов в Африке.

Деловая Касабланка с высотками и пробками совершенно не похожа на волшебный мир Востока времен колонизации, который рисовал Кёртис. С момента выхода фильма прошло больше 70 лет, сменилось несколько поколений, и город стал совершенно неузнаваем. Вместо кучки нелегальных баров — многоэтажные отели, все в стекле и бетоне и с рестораном на 40-м этаже. Вместо конок — лучшие автомобили мира, припаркованные у офисных высоток.

Касабланка заслужила свое звание экономической столицы Марокко. Внушительный порт, через который ежедневно проходят десятки тысяч тонн груза, главный аэропорт страны, заводы по переработке фосфатов — основного природного ресурса Марокко. Со времен колонизации Касабланка привлекала дельцов со всего света, через город осуществлялись первые перелеты через Атлантику в США, в Касабланке были лучшие и доступные развлечения вроде баров и кабаре, которые мы видели в фильме Кёртиса.

Однако не стоит думать, что здесь нет места неожиданным контрастам. На набережной бурно развивающегося мегаполиса расположилось своеобразное чудо света — мечеть Хасана II, построенная архитектором Мишелем Пинсо. В свое время Пинсо вдохновился цитатой из Корана об Аллахе: «Он тот, кто создал небеса и землю за семь дней, когда его трон находился на воде», — и построил мечеть так, что ее гигантский молельный зал со стеклянным полом, вмещающий 25 тысяч человек, расположился над водами Атлантического океана. Во время прилива кажется, что ты плывешь на огромном гранитном корабле. Но на этом фантазии архитектора не закончились, и он исполнил мечту каждого арабского правителя страны, которые хотели прославить Марокко до него: Пинсо построил самый высокий на тот момент минарет в мире — 210 метров.

Монументальное сооружение из золотистого мрамора, розового гранита и оникса с огромными тихими залами, куда едва проникает свет через десятиметровые двери. Колонны поддерживают массивную кровлю с ярко-изумрудной черепицей — крыша раздвигается и впускает потоки света в залы для молитвы. Это современное произведение искусства — символ страны, где царит контраст, где рядом с древним кварталом торговцев может оказаться современный район, в аптеках которого можно встретить не только привычные нам препараты, но и снадобья народной медицины.

Знакомство со страной принято начинать со столицы, но Марокко — это исключение из правила. Ее столица, древний Рабат, станет логическим финальным аккордом в поиске североафриканских контрастов. Дорога из Касабланки в Рабат идет вдоль Атлантического океана, где расположено множество рыбацких деревушек. В местечке Схират каждое утро собираются десятки старых деревянных рыбацких лодок со свежим уловом. Их облепляют перекупщики, и начинается колоритный торг чуть ли не за каждую рыбину, порой переходящий в небольшие потасовки, когда кого-то из дельцов не устраивает цена, объявленная рыбаком. Тем не менее за пару часов весь улов распродается: морепродукты отправляются в лавки и рестораны, а рыбаки — снова на промысел.

Сам Рабат буквально дышит историей. Из-за своего удачного географического положения он переживал завоевания, подъемы правящих династий и их упадок. Из маленького приморского поселка он превратился в римскую колонию, затем был завоеван берберами, но уже к XII веку в нем обустроились арабы, которые и создали его архитектурный облик. Якуб аль-Мансур перенес сюда столицу из Марракеша и начал возводить грандиозную мечеть с минаретом высотой 90 метров, однако строительство так и не было закончено. Якуб умер в 1199 году, Рабат потерял столичный статус и надолго пришел в упадок. В XVII веке здесь обосновались берберские пираты, которые фактически правили городом до середины XIX века, устраивая дерзкие набеги не только на торговые суда, но и на военные фрегаты.

В 1829 году корсары потопили австрийский военный корабль, после чего Рабат подвергся обстрелу австрийского флота. Пиратский период закончился в 1912-м, после установления на территории Марокко французского протектората. Тогда Рабат снова стал столицей страны.

Утро в Рабате лучше провести в молодом районе Ville Nouvelle. Это превосходное место для того, чтобы почувствовать контрасты Марокко. Здесь не найти людей в традиционных джеллабах — балахонах с острым капюшоном, вроде тех, что носят в старых городах, а на женщинах нет хиджабов. Город наполнен новыми автомобилями, ультрасовременным общественным транспортом, людьми в деловых костюмах или в джинсах и футболках. Но буквально через 10 минут неспешной прогулки все меняется до неузнаваемости, когда вы оказываетесь в медине. Здесь соседствуют самые богатые и самые бедные жилые кварталы города.

Узкие грязные улицы еврейского квартала у восточной стены медины — это то место, куда зайдет далеко не каждый путешественник. Из еды — сомнительное мясо в тажине, которое продают с передвижного лотка. В лавках торговцев — не яркие сувенирные тарелки и ковры, а дешевые разноцветные тряпки и куча каких-то бесполезных мелочей. Местные не сводят с вас глаз, ведь туристов здесь почти нет. Но, несмотря на злачность, даже бедные кварталы очень дружелюбны. Те, кто только что с удивлением пялился на вас, зовут в свой ларек выпить чашку ароматного чая. Здесь — настоящая жизнь, которая скрыта от большинства гостей Марокко.

Выходя из медины в сторону океана, неизбежно утыкаешься в стену касбы Удайя — крепости на мысе с видом на Атлантику. У входа дежурит группа гидов-авантюристов. Они очень настойчиво просят нанять их, но сюда лучше войти в одиночку. В касбе очень тихо, и бесконечная болтовня гида, который пытается подзаработать, будет только отвлекать. Ведь вас ждет приятная прогулка по запутанным улицам среди приморских бело-голубых домиков, которые как будто покрыты глазурью. Здесь ни души, потому что все туристы наспех миновали жилые кварталы и вышли на огромную обзорную площадку на крыше касбы.

Днем там нестерпимо жарко, но если оказаться здесь в нужное время, вечером, то с 20-метровой высоты крепостной стены вам откроется живописнейший закат. Наблюдая, как солнце медленно опускается в океан, окрашивая небо сначала в розовые, а потом в оранжевые тона, ловишь себя на несколько неожиданной мысли: Марокко подобно этому светилу, заставляющему меняться небосвод. Путешествие по стране раскрашивает нашу жизнь яркими красками, а палитру эмоций вы выбираете сами.

Комментарии

Оставить комментарий
Александр Федоров
Александр Федоров
26 Мая 2016

Страна: Флаг Марокко Марокко

Марокко фото
  • Валюта:
    Марокканский дирхам
  • Употребляемые языки:
    арабский, берберский
  • Получение визы:
    Безвизовый въезд
  • Столица:
    Рабат
еще...

Также читают

Марокко
Марокко
Жаркая страна Марокко — воплощение восточной сказки, этакая «Тысяча и одна ночь»: здесь есть все, чего может желать душа усталого путника. Великолепные сады с цветами, запах которых кружит голову, живописные пляжи, рощи финиковых пальм, ажурные мечети с высокими минаретами и роскошные дворцы. Шелка, ковры и пряная еда, породистые скакуны, шумные базары, где продается все, что можно и невозможно представить.
Марокко
Касабланка
Касабланка
Тем, кто знает о Касабланке только по одноименному фильму, она представляется черно-белой и с фланирующими по ее улицам людьми в ретроодежде, но на самом деле этот город — разноцветный и современный, бурный и веселый, высотный и старинный, пляжный и деловой, недаром он считается экономической и туристической столицей Марокко.
Азербайджан
Баку
Баку
«Первый среди равных» — это не только о героях римской истории. Старинная фраза сама собой приходит на ум при попытках расставить по ранжиру города Востока. Баку предстает перед путником чем-то сродни тюркской поэзии, вызывая прихотливые переплетения ассоциаций с уже виденными Стамбулом, Дамаском, Хайфой. Но Баку неповторим — среди достойнейших собратьев.
Все краски мира
Все краски мира
Цвет — категория субъективного восприятия. Однако за разноцветьем окружающего нас мира стоит целый сонм явлений, изучаемых физикой, химией, биологией и прочими науками, называемыми естественными — а значит, описывающими предметы и явления, по большей части от воли человека не зависящие. Так что же делает наш мир столь завораживающе ярким?
Марокко / Касабланка
Мечеть Хасана II (Hassan II Mosque)
Мечеть Хасана II (Hassan II Mosque)
Аллея удивительных древних деревьев.
Подписка на журнал