Быстрый вход / регистрация (кликните на вашу соцсеть)
Мне интересна:
Греческая Аркадия

Греческая Аркадия

Окрестности горы Менало в греческой Аркадии манят любителей активного отдыха, которым по сердцу дикие тропы и живописные пейзажи. Трудно сказать, что привлекает путешественников больше — зеленые склоны ущелья Лусио, за каждым поворотом дороги открывающиеся в новом ракурсе, или следы истории — античной, средневековой и сравнительно недавней, но чрезвычайно важной для Греции.

Et in Arcadia ego — «И я был в Аркадии», — ностальгически восклицают Шиллер и Батюшков, имея в виду счастливые моменты блаженства и спокойствия. Однако пресловутая безмятежность Аркадии — не более чем миф. Именно отсюда вышли подвижники греческой борьбы за независимость, раздувшие ее пожар по всей стране. Да и отвесные склоны местных ущелий, где некогда скрывались тайные школы, меньше всего напоминают пасторальные пейзажи.

ПО ТРОПЕ МЕНАЛОН

Между деревнями Аркадии идет аккуратная тропа, проложенная местными жителями, — ее безопасность подтверждена международным сертификатом ERA. Это настоящая находка для любителей пешего туризма. Тропа Меналон — это 75 километров пути по горам Аркадии, тенистым лесам, зеленым ущельям и открытым пространствам, пронизанным жарким греческим солнцем. Слоеный пирог исторических пластов позволяет одновременно наслаждаться стройной геометричностью античных храмов, тяжеловесной мощью франкских замков и аккуратным видом горных деревень, в которых остановилось время.

Следуя по склонам, густо заросшим лесом, трудно представить себе, что в 1821 году здесь бушевали сражения — именно в горах греки были сильнее всего и могли достойно противостоять прекрасно вооруженной и организованной турецкой армии. Борьба началась намного раньше — в тайных школах при монастырях, скрытых от глаз Османской империи, где воспитывались будущие герои освободительной войны.

Одна из таких школ действовала при монастыре Философа (изначально — обители Успения Богородицы, которую заложил в Х веке ктитор Иоанн Лампардопул). Изначально монастырь был высечен в скалах ущелья Лусио неподалеку от деревни Димицана. Сегодня здесь стоит «новое» здание, возведенное в XVII веке. Димицана — родина митрополита Германа, поднявшего 25 марта 1821 года в Калаврите знамя восстания. Сейчас это одна из самых значимых дат для Греции — 25 марта страна празднует День независимости, ее флаги развеваются в каждом городе и селении.

Патриарх Григорий V, которого турки повесили вместе со всем синодом на главных воротах Константинопольской патриархии, — тоже выходец из Димицаны. Попытка Османской империи убийством погасить разгорающееся пламя освободительной борьбы дала противоположный эффект — погибший в праздник Пасхи патриарх стал великомучеником, а жестокость турок настроила против них Россию и большую часть Европы.

Сейчас от тайной школы, где начинали обучение митрополит Герман и патриарх Григорий, остались развалины, сливающиеся со стенами ущелья. Их песчаный цвет, неровные очертания скал и резкие тени по-прежнему надежно скрывают старую обитель. Тропа к ней идет от нового монастыря, построенного в XVII веке. Она вьется в густой тени деревьев, внизу пенится и бурлит река Лусиос, а к пещерам надо подниматься по крутой лестнице, спрятанной среди камней.

В ущелье между Димицаной и Стемницей находится еще один примечательный монастырь — Продрому (Иоанна Предтечи). Когда-то в его пещерах скрывались повстанцы, сейчас же здесь ничто не нарушает строгую тишину. Прилепившиеся к отвесной скале постройки словно попирают законы физики — нависая над ущельем Лусио, кельи и службы монастыря практически парят в воздухе и выглядят на редкость ненадежно. Но основные помещения большой пещеры утоплены в скалу и служат обителью монахов уже много столетий. Рукотворные залы и часовни местами повторяют форму естественных пещер, а фрески XVI века не скрывают шероховатой поверхности скальной породы.

Тайные школы — не единственная находка, скрытая от глаз большинства туристов, которая ожидает тех, кто путешествует по горам. Выразительные развалины здесь чередуются с удивительными природными достопримечательностями, такими как поющая пещера Панагия-Сфирида («сфирида» значит «свисток»: в ней всегда, вне зависимости от погоды, свистит ветер). Она притаилась в горах неподалеку от Витины. Здесь тоже был монастырь (посвященный Деве Марии), укрывавший греческих повстанцев, а также одна из тайных школ.

Если же отойти чуть в сторону от монастыря Продрому, можно шагнуть из XIX века в седую древность. Здесь лежат развалины древней Гортины (Археа-Гортина) — одного из античных городов, расцвет которого пришелся на IV век до н. э. Здесь же находится храм Асклепия, к которому, по легенде, приходил еще Александр Македонский. Над обломками древних колонн шелестит олива с серым узловатым стволом, чуть поодаль почти ушла в землю церквушка Святого Андреаса. Никаких толп туристов — можно спуститься в раскоп и побродить среди старых камней, прикасаясь к их шершавой, выщербленной веками поверхности.

ОБМАНЧИВАЯ ПАСТОРАЛЬ

Тропа Меналон связывает между собой девять греческих деревень, яркими пятнами раскиданных по склонам гор. Димицана, пристроившаяся над ущельем, дышит спокойствием — аккуратные домики сложены из серого камня и покрыты красной черепицей, за столиками перед кафенио пьют кофе и оживленно разговаривают пожилые греки, перебирающие в пальцах четки. У дверей одного из магазинчиков стоит хозяйка и что-то обсуждает с молодой девушкой, продающей фрукты и овощи выше по улице — выше в прямом смысле, улочки тут узкие и расположены под уклоном, главная — самая пологая из всех. И меньше всего это место ассоциируется со взрывами и выстрелами.

На окраине деревни — единственный в своем роде Музей воды под открытым небом, еще один памятник войне за независимость. Здесь стоят 16 водяных мельниц, которые снабжали восставших порохом. «Пороху у нас было довольно, дала Димицана. Поставку взяли на себя братья Спилиотопулосы», — писал Теодорос Колокотронис, один из героев освободительной войны. Эти же мельницы сделали деревню в XVIII веке экономическим центром района.

Примерно в 10 километрах отсюда истинно греческим амфитеатром пристроилась на склонах горы Менало деревня Стемница, еще один центр греческого сопротивления. Здесь, как и в Димицане, действовало одно из отделений тайного общества «Филики Этерия», члены которого были главными организаторами борьбы (к слову, митрополит Герман — один из них).

Глядя на небольшую церковь традиционного вида (похожие на бойницы узкие окошки, красная черепица, чешуей покрывающая плоский купол и скаты крыши), и не подумаешь, что она имеет какое-то особое значение. В Стемнице и ее окрестностях таких церквушек около 40, но именно в церкви Зоодохос Пиги в годы войны собирался первый сенат Пелопоннеса (герусия, как его здесь называют). Именно из Стемницы рассылались по Пелопоннесу первые декреты отрядам повстанцев.

Здесь же произошла встреча сената с Дмитрием Ипсиланти, который, как и его брат Александр, сыграл значительную роль в освобождении Греции (эти этнические греки, что интересно, были русскими офицерами). 6 марта 1821 года Александр, генерал-майор императорской российской армии, положил начало восстанию против османского владычества. Поход окончился неудачей, но борьба продолжилась, и в сентябре 1829-го его брат Дмитрий одержал победу в последнем сражении против турок, состоявшемся в Петре.

Репутация «Эдема в сельском стиле», прочно закрепившаяся за Аркадией, обманчива и в отношении знаменитых пастухов с пастушками. На самом деле регион всегда жил за счет ремесленников. В Стемнице с XVII века процветает ювелирное дело. И хотя мастера Аркадии не имели возможности помочь повстанцам огнестрельным оружием, они могли при случае починить вышедшее из строя ружье. Кроме того, кузнецы изготавливали ятаганы, сабли и ножи, которыми греческие партизаны прекрасно владели.

Сейчас в Стемнице действует ювелирная школа, основанная в 1976 году Ламбисом Катсулисом. Прекрасный ювелир, получивший от Афинской академии наук награду за воссоздание серии древних монет, он хотел, чтобы знания аркадских мастеров не были забыты. Школа бесплатная, и в нее съезжаются студенты со всей Греции, полный курс обучения занимает два года. Учат здесь хорошо: за последние годы работы начинающих ювелиров получили больше десятка наград и столько же знаков отличия в национальных и международных ювелирных конкурсах. Приобрести украшения можно в магазинчике напротив школы либо на платии, главной площади деревни.

На той же площади можно поесть в традиционной греческой таверне — мясо здесь восхитительное, как нигде. Не зря же Аркадия вызывает на ум пастушков с овечками. Козлятина с местными травами, петух в томатном соусе и, конечно, нежнейшая баранина — все свое, натуральное. А вот из рыбы здесь только бакальярос — соленая треска, которую жарят и подают с чесночным гарниром. К основному блюду стоит заказать графин местного вина. Если же вам повезет, то удастся попробовать ракомело — местный напиток, который готовят из подогретого меда, сорокаградусной ципуро и пряностей.

ПО ВОДЕ ИЛИ ВЕРХОМ

Здание гостевого дома Mpelleiko, словно привалившееся к склону горы на окраине Стемницы, стоит здесь с XVII века и сохранило традиционную обстановку с домоткаными ковриками, деревянными столами и яркими лоскутными одеялами. Его хозяйка Нена Гринция — одна из создателей тропы Меналон, она не собирается останавливаться на достигнутом: «Мы хотим проложить тропы ко всем интересным местам в Аркадии — например, к Каритене». 

В Каритене раздолье для любителей рафтинга — местные компании организуют сплавы по рекам Альфиос и Лусиос. До того, как в 2015-м грянул кризис, деревня была популярна у местных туристов, тяготеющих к экстремальным видам отдыха. Экономическая ситуация заметно сократила поток греков, и инструкторы с распростертыми объятиями ждут иностранных гостей.

Водные виды активного отдыха — не единственная альтернатива пешим походам в Аркадии. Здесь есть возможность совершить путешествие по горным тропам на лошадях или велосипедах. Четвероногий «транспорт» вам предоставят в Стемнице или Элати, в Лагадии можно полюбоваться на редкую породу аркадских скакунов, хозяева которых планируют со временем тоже организовывать конные прогулки по горам. Велосипед можно взять напрокат в Димицане или Витине.

Сама Каритена определенно стоит того, чтобы до нее добраться: она как будто сошла со страниц рыцарского романа — вымощенная булыжником и коронованная франкским замком XIII века. Его стены крупными зубцами вырастают из серых, словно изрезанных морщинами скал, которые выглядели бы безжизненными, не будь они густо «опушены» яркой зеленью. Сейчас замок практически разрушен, но он выполнял свое предназначение не только в Средневековье — в 1821 году здесь укрывались турки, спасшиеся после захвата повстанцами Триполи. А в 1826-м замок стал главным укреплением Теодороса Колокотрониса, который во главе десятитысячного Пелопоннесского корпуса противостоял натиску Ибрагима-паши.

Пока в Греции имели хождение местные деньги, изображение старого моста Каритены украшало купюру достоинством в 5000 драхм. Сейчас он, как навесом, прикрыт новым бетонным мостом, строительство которого увеличило пропускную способность дороги через реку Альфиос, но перевело красивый исторический вид в разряд курьезов.

Глядя на доброжелательных и радушных жителей горных деревень, легко забыть о суровой непримиримости, которая понадобилась грекам, чтобы скинуть ярмо, полтысячелетия заставлявшее их жить в подчинении чужой стране. Но, несмотря на идиллические представления о безмятежности Аркадии, «грек от рождения — существо воинственное», как утверждала в одном из своих романов английская писательница Мэри Стюарт. А местные жители добавляют: «Другие греки нас побаиваются, мы для них слишком дикие и необузданные. Ведь здесь — земля Пана, бога дикой природы». 

 

Комментарии

Оставить комментарий
Ольга Ладыгина
Ольга Ладыгина
26 Мая 2018

Страна: Флаг Греции Греция

Греция фото
  • Валюта:
    евро
  • Употребляемые языки:
    греческий
  • Получение визы:
    Виза через посольство
  • Столица:
    Афины
еще...