Выгодная ответственность

Выгодная ответственность

У многих представителей бизнеса слова «экологичность», «устойчивое развитие» и «социальная ответственность» ассоциируются с большими финансовыми потерями — ведь во все это нужно вкладывать деньги, а итоговые плюсы, с их точки зрения, сомнительны. Доля правды в этом есть: внедрение «зеленых» инициатив и переход к ответственному ведению дел и правда стоят дорого. Но и выгоду получить в результате можно, причем существенную — просто нужно мыслить стратегически. 

Экологичность бизнеса — тема, безусловно, хайповая и модная. С другой стороны, данные говорят сами за себя: загрязнение окружающей среды отрицательно влияет на экономическое развитие. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), загрязнение воздуха ведет к росту смертности и падению работоспособности людей, а следовательно, замедляет рост ВВП. Более того, за последние 50 лет причиной 79% стихийных бедствий, которые наносят экономике огромный вред, стали климатические изменения. В 2020 году ущерб от природных катастроф в мире превысил 250 миллиардов долларов. 
 
 
Сокращение экономической активности в первом полугодии 2020 года немного снизило выбросы парниковых газов, но уже сейчас их концентрация в атмосфере продолжает расти и бьет новые рекорды, так что откладывать решение проблемы на «после пандемии» — плохая идея. С другой стороны, из-за пандемии ресурсы бизнеса на решение экологических проблем истощились: согласно исследованию международной консалтинговой компании Deloitte, в 2021 году 65% руководителей компаний по всему миру сообщили, что вынуждены сворачивать проекты в области экологии из-за трудностей, связанных с распространением Covid-19. Лишь около 25% намерены увеличить финансирование экологических инициатив, несмотря ни на что. А между тем тренд на экологичность не только никуда не делся, но и набирает обороты. Поэтому бизнесу, который хочет выжить и преуспеть в реалиях долгосрочной пандемии, тоже важно меняться: экологичность и устойчивость становятся новыми конкурентными преимуществами. 
 
Ищите мотив!
Среди мотивов, побуждающих компании внедрять «зеленые» инициативы, можно выделить три основополагающих. Первый — требование инвесторов. Особенно это важно для тех компаний, чьи бумаги представлены на биржах за пределами России. Инвесторы ожидают не просто услышать, что у вас есть «программа устойчивого развития», — им нужны конкретные цифры. От возможности их предоставить напрямую зависит привлекательность компании для инвестиций. В конце 2020 года международный инвестиционный фонд PIMCO отказался участвовать в размещении облигаций «Российских железных дорог» (РЖД) на 25 миллиардов рублей из-за того, что более половины грузоперевозок компании приходится на углеводородный груз — уголь и нефтепродукты. Партнеры также начинают оценивать имиджевые риски: как вы добываете ресурсы, не ставят ли ваши предприятия под угрозу экосистему района, в котором они расположены, не нарушаются ли права работников на производстве? Снижение таких рисков хоть и требует финансовых вливаний, но в итоге приводит к уменьшению издержек по всей цепочке поставок.
 
Второй мотив — борьба за лояльность потребителя. Его роль пока не очень велика, но все еще впереди. Спрос на экологичность компаний в самом широком смысле этого слова постепенно меняет покупательские привычки и формирует спрос на новые товары и услуги. Согласно исследованию американской маркетинговой компании Nielsen за 2018 год, 81% потребителей по всему миру считают, что бизнес обязан заботиться об окружающей среде. И это мнение разделяют не только миллениалы и поколение Z: респонденты старше 65 лет тоже ждут от компаний экологической ответственности. 
 
Третий мотив — требования сотрудников. Людям действительно не все равно, в какой компании они работают. Корпоративные экологические программы позволяют не только привлекать профессионалов высокого уровня, но и удерживать их. В ходе проведенного американской компанией Hewlett-Packard в 2018 году опроса 56% респондентов ответили, что предпочитают работать в компании, которая руководствуется в своей деятельности экологичным подходом. 
 
 
На государственном уровне дело тоже не стоит на месте. Впрочем, иногда меры оказываются вынужденными: в 2013 году Казахстан решил переходить на «зеленую экономику» только из-за того, что эксперты забили тревогу — по их оценкам, к 2025–2030 годам страна, если не принять никаких мер, столкнется с дефицитом пресной воды. Когда во многих китайских городах стало тяжело дышать на улице без респиратора, государство тоже показало, что вполне может успешно и быстро развивать экологические инициативы. Теперь в КНР жестко ограничивают кредитование для загрязняющих воздух предприятий, отказываются от строительства угольных электростанций, вводят мораторий на рубку лесов.
 
Экология для бизнеса
К мысли о том, что экологичное производство может быть прибыльнее обычного, многие предприниматели до сих пор относятся скептически. А между тем помимо привлечения инвестиций есть и другая выгода, которую получить проще и быстрее. Эксперты американской консалтинговой компании Boston Consulting Group и Всемирного экономического форума отмечают, что принцип простой: вы увеличиваете прибыль, не сокращая расходы, а повышая эффективность бизнеса в целом — за счет экологических инициатив. При этом для крупного бизнеса правила одни, а для среднего и малого — другие. Хотя одно правило верно для всех: в самом начале придется инвестировать в технологии, обучение сотрудников и в идеале — разработку программ для конкретной компании.
 
К примеру, британская компания Winnow Solutions разрабатывает решения по сокращению пищевых отходов для ресторанов, кафе и столовых. По данным Winnow, ежегодно на свалку отправляется до 20% продуктов, которые закупаются для ресторанных кухонь, — потраченные на них средства практически равны суммарной чистой прибыли. Технологии Winnow на базе искусственного интеллекта и компьютерного зрения позволяют отслеживать, какие именно продукты чаще всего отправляются в мусор, анализируют тренды и предлагают решения, как уменьшить количество отходов до приемлемого уровня. Согласно статистике на сайте компании, ее решения помогают ресторанам в течение года сократить пищевые отходы на 50% и на 3–8% снизить затраты на закупку еды.
 
 
Другой пример — компания по разведению морских гребешков решает внедрить «зеленую» программу и вместо обычных аквариумов покупает дорогую экосистему, в которой можно создать условия, максимально близкие к естественной среде обитания моллюсков. Это требует очень серьезных затрат. Но в долгосрочной перспективе это позволяет выращивать и другие аквакультуры, при этом снижая объем закупок искусственных кормов, — и бизнес становится еще более прибыльным.
 
Вообще крупные международные компании чуть ли не соревнуются по количеству экоинициатив. 153 партнера Apple по всему миру перерабатывают отслужившую электронную технику, причем программа действует еще с 1994 года — по подсчетам аналитиков производителя «яблочных» гаджетов, это избавило свалки от 151 504 тонн отходов. Компания H&M более 18% энергии получает из альтернативных источников — ветряных электростанций и солнечных батарей. Пластиковые аксессуары и сумки для шопинга, что висят при входе в магазины H&M, производятся из вторичного пластика. Stockmann стала первой компанией в Финляндии, продающей рыбу, сертифицированную морским попечительским советом (MSC) — это означает, что рыба выловлена ответственно и рыбным запасам не был нанесен ущерб.
 
 
Но большие вложения в «зеленые» инициативы могут себе позволить далеко не все. Поэтому для малого и среднего бизнеса оптимальное решение — делать экологичными только некоторые процессы: заменить одноразовые расходники на многоразовые, начать покупать необходимые материалы и продукты у местных производителей, использовать энергосберегающие лампы. Как правило, эффект от подобных мер становится виден в течение года. Следующим важным шагом должно стать выделение части прибыли на новые экоинициативы. 
 
Российский путь
В 2021 году российская редакция журнала Forbes впервые попыталась проанализировать, какие из отечественных компаний делают для природы больше других. Для этого было решено применить методологию американской редакции издания и инвесткомпании Just Capital, которой они пользуются для составления рейтинга Just 100, включающего американские компании, дальше других продвинувшиеся по пути устойчивого развития. Главные критерии отбора — компания должна сокращать выбросы, рационально пользоваться природными ресурсами и внедрять инновационные практики и технологии. В 2021 году этот рейтинг в США возглавили Dell, IBM и Mastercard, в целом же первая тридцатка представлена IT-компаниями, финансовыми корпорациями и производителями компьютерного «железа». В России все иначе. Дело в том, что среди крупнейших отечественных компаний подавляющее большинство составляют промышленные гиганты и, как и РЖД, они обречены априори быть неэкологичными. В такой ситуации главный вопрос — кто из них тратит больше усилий на компенсацию вреда природе.
 
 
Первое место в итоге заняло российское подразделение корпорации Mars, которое с 2015 года не вывозит отходы на полигоны, при этом сжигает только около 10%. Остальное идет на переработку или используется, например как корм для сельскохозяйственных животных. На втором месте — Сбербанк (отслеживает и старается сокращать потребление бумаги, энергии и топлива для собственных автомобилей, финансирует «зеленые» проекты — например, ветропарк в Мурманской области или солнечную электростанцию в Ставрополье). На третьем — X5 Retail Group (в супермаркетах стоят фандоматы для сбора пластиковых бутылок и алюминиевых банок, а покупателей стимулируют пользоваться многоразовыми сумками). При этом «Сбер» — единственный представитель финансового сектора, а помимо X5 в рейтинг вошли только два ритейлера. Кстати, РЖД тоже оказалась в этом списке, под номером 14 — эксперты отметили ее за развитие электротяги и существенные «зеленые» инвестиции. Как решать проблему этой компании с углеродным следом, ответа пока нет.
 
Любопытно, что при составлении рейтинга учитывалось множество параметров, в том числе и инвестиции в «зеленые» проекты и стартапы. Но до недавнего времени российский бизнес мог сделать пожертвование в некоммерческую организацию (НКО), в частности экологическую, только из чистой прибыли, то есть после уплаты всех налогов. Для среднего и малого бизнеса это было крайне невыгодно. В апреле 2021 года президент России Владимир Путин подписал поправки в Налоговый кодекс, обеспечивающие налоговые льготы для компаний, поддерживающих любые НКО, включая экологические. Теперь пожертвование учитывается как расход, вычитается из выручки, и таким образом сокращается налогооблагаемая база.
 
ESG спасет мир?
В современном виде принципы экологического, социального и корпоративного управления (environmental, social and corporate governance) сформулировал бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннан в 2004 году. Тогда он обратился к руководителям крупнейших мировых компаний с предложением под эгидой МВФ включить эти принципы (среди которых ликвидация бедности, уменьшение неравенства, решение проблем в сфере экологии и многое другое) в свои стратегии. Обращение называлось Who Cares Wins («Неравнодушный побеждает»). 
 
Интересно, что именно вокруг инициатив по снижению вредного воздействия на окружающую среду не первый год ведутся бурные споры. Причина на самом деле проста — как уже было сказано выше, сегодня именно несоблюдение принципов экологической повестки приводит к осязаемому финансовому эффекту. Впрочем, как и соблюдение: согласно глобальному исследованию, проведенному дочерней компанией Лондонской фондовой биржи FTSE Russell в 2018 году, более половины глобальных инвесторов внедряют или оценивают внедрение ESG у потенциальных клиентов. Тогда же инвестиционный фонд Bank of America Merrill Lynch обнаружил, что фирмы с лучшими показателями ESG имеют более высокую трехлетнюю доходность, у них меньше шансов обанкротиться, а их акции с большей вероятностью становятся высококачественным активом, чем акции тех, кто эти принципы не внедряет. 
 
А уже в 2019 году норвежский Нефтяной фонд (он же Государственный пенсионный фонд Норвегии), владеющий 1,5% всех акций мира, продал бумаги 42 компаний после оценки рисков по ESG. По данным международной консалтинговой компании McKinsey, 83% руководителей высшего звена и специалистов по инвестициям в мире готовы заплатить существенную сумму за приобретение компании с положительной ESG-репутацией. Коротко говоря, на фондовом рынке стремление компаний к экологичности и устойчивому развитию оценивают очень высоко. 
 
 
Откуда берется рейтинг? Его формируют независимые исследовательские агентства. На сегодняшний день самыми авторитетными считаются Bloomberg, S&P Dow Jones Indices, JUST Capital, Refinitiv. Эксперты составляют списки на основе анкетирования, публикаций, годовых отчетов и информации из открытых источников. Поскольку единого жесткого списка правил формирования рейтинга нет, результаты разных агентств различаются. Над созданием такого стандарта сейчас работает CFA — организация, сертифицирующая профессионалов в сфере финансов, однако вопрос его возможной объективности остается открытым. 
 
Итак, что нужно бизнесу, претендующему на хорошее место в ESG-рейтинге? Он должен соответствовать стандартам развития в трех категориях: социальной, управленческой и экологической. Соответственно, аналитики смотрят, насколько компания заботится об окружающей среде и как пытается сократить ущерб, который ей наносит.
 
Например, многонациональная корпорация Kering, в которую входят модные дома Gucci, Balenciaga, Saint Laurent, с 2019 года занимает первую строчку рейтинга MSCI (Morgan Stanley Capital International, американская финансовая компания) среди 28 компаний в сфере производства одежды и предметов роскоши. Удерживать место ей помогает программа устойчивого развития: отказ от использования токсичной пластмассы на 99,8%, использование «вторичного» кашемира, который создают из отходов производства, бесплатный онлайн-курс по сознательной моде и т. д. Впрочем, доверие к рейтингам MSCI немного подрывают несколько историй — например, о том, как MSCI однажды присудила высшую оценку бельгийской компании Solvay, сливающей отходы химического производства прямо в море. 
 
В социальной части ESG-рейтинга рассматривают отношение к персоналу, поставщикам, клиентам, партнерам и потребителям. Чтобы соответствовать стандартам, бизнес должен работать над качеством условий труда, следить за гендерным балансом или инвестировать в социальные проекты. Что касается управления, аналитики обычно обращают внимание на прозрачность отчетности, зарплаты менеджмента, антикоррупционные меры и прочее.
 
В России тоже постепенно начинают внедрять принципы ESG — к примеру, одной из самых актуальных тем на Петербургском международном экономическом форуме в 2021 году стала защита окружающей среды. Обсуждались снижение выбросов углекислого газа при добыче и переработке топлива и развитие новых источников энергии, переработка мусора. Кроме того, треть крупнейших банков страны уже внедрила в кредитный процесс ESG-оценку компаний, еще 20% планируют сделать это в ближайшем будущем. 
 
 
В соответствии с ESG в России уже начали проектировать жилье. «Мы видим, что значение ESG на мировом уровне растет, и понимаем, что в России этот тренд начинает набирать обороты, — говорит директор департамента по развитию продукта ГК ФСК Пётр Кирилловский. — Для нас как одной из крупнейших компаний в своей сфере социальная ответственность очень важна. В конце 2020 года ГК ФСК начала строительство ЖК Sydney City — первого жилого комплекса в России, который возводится по международному стандарту WELL. Это фактически новые ГОСТы, написанные с учетом повышенных требований к городской среде XXI века. К примеру, стандарт предписывает очищать воздух фильтром тонкой очистки F8, который убирает 95% городской пыли. В ЖК Sydney City предусмотрена именно такая фильтрация воздуха. Мало кто знает, что на подземном уровне зданий часто скапливается радон, представляющий угрозу для человека, — с помощью современных фильтров мы планируем контролировать его концентрацию. То же касается и воды: мы не просто ставим системы фильтрации, убираем остаточный хлор, вредные металлы и примеси, но и защищаем жителей от вредных бактерий в трубах, а также контролируем вкус воды по 12 параметрам». В новом проекте компании, ЖК Sky Garden, также большое внимание уделено экологичным решениям: жителям будут доступны инфраструктура для раздельного сбора мусора, электрические зарядки для автомобилей, велопарковки и станции для самостоятельного обслуживания велосипедов.
 
 
Некоторые стартапы изначально создаются на базе принципов ESG, причем во главу угла ставят не экологические, а социальные и управленческие аспекты. К примеру, российская платформа для обработки медицинских изображений Botkin.AI с высокой точностью ставит диагнозы и оценивает риски развития заболеваний, что снижает нагрузку на врачей-рентгенологов, вероятность врачебных ошибок и смертность — а это отвечает целому ряду целей устойчивого развития и социальным ESG-принципам. Сервис дистанционного сурдоперевода SOL позволяет глухим людям получать весь тот набор услуг, что предлагается слышащим гражданам. Все эти и многие другие стартапы, на первый взгляд не имеющие отношения к экологии напрямую, на самом деле отлично вписываются в ESG. 
 
* * *
Компании, которые не стремятся к устойчивому развитию, в будущем рискуют остаться позади всех, поскольку миллиарды долларов инвестируются в борьбу с изменением климата, считает главный исполнительный директор одной из крупнейших в мире инвестиционных компаний BlackRock (и крупнейшей по количеству активов — на январь 2022 года они оценивались в 6,3 триллиона долларов). Будем надеяться, что он прав: заботиться об окружающей среде и людях и при этом делать бизнес еще эффективнее и прибыльнее — неплохая перспектива для человечества. 

Комментарии

Оставить комментарий
Ирина Воронина
Ирина Воронина
24 Февраля 2022
Круизный лайнер Astoria Grande

Страна: Флаг России Россия

Россия фото
  • Валюта:
    рубль, RUB
  • Употребляемые языки:
    русский, татарский, армянский, осетинский, башкирский и т.д.
  • Получение визы:
    Безвизовый въезд
  • Столица:
    Москва
еще...

Москва

Москва фото