Быстрый вход / регистрация (кликните на вашу соцсеть)
Снять короваев

Снять короваев

Первый контакт короваев, обитающих в джунглях острова Новая Гвинея, и белых людей состоялся всего около 40 лет назад. До этого момента папуасы даже не подозревали, что кроме них на этой планете еще есть люди. За прошедшее время в жизни короваев многое изменилось — но не всё. Те, кто остался жить в девственных лесах, по-прежнему промышляют собирательством и охотой, а дома строят на деревьях.

Сверху отчетливо вырисовывается радуга, поют, пролетая мимо, диковинные птицы. Солнечный свет становится мягче с каждой минутой, создавая идеальные условия для съемки. Но все портит резко налетевший ветер: он свистит в ушах, и крона дерева, словно маятник, начинает раскачиваться из стороны в сторону. Амплитуда все больше, и в какую-то секунду под ногами раздается сухой хруст. До земли — не меньше 25 метров. Достаточно, чтобы разбиться насмерть.

От высоты захватывает дух и замирает сердце. Босыми ногами я стою на платформе, которую на скорую руку сколотили наши носильщики. Один из них находится рядом. Он сидит на жердочках, насвистывает какую-то мелодию, крутит головой по сторонам и тревог моих совсем не разделяет. Он вырос на таких деревьях. «Саша, спроси Кинг-Конга…» — окончание фразы сдувает ветром. Кричит Дмитрий Комаров, еще один член нашей экспедиции. Крик раздается с соседнего дерева, в кроне которого видна грубая конструкция, по форме напоминающая обветшавший сарай. Там бригада папуасов, вооруженных мачете, занимается строительством эксклюзивного «пентхауса» с видом на море нескончаемых джунглей.

Я хочу что-то ответить, но слова застревают в горле: платформа раскачивается еще сильнее, хруст становится громче. Мертвой хваткой вцепляюсь в ствол, от которого приятно пахнет смолой, закрываю глаза и как мантру повторяю: «Все будет маноп, все будет маноп».

Маноп — это значит «хорошо» на местном языке, и на это слово мы уповали с самого начала, оказавшись на Новой Гвинее. Чтобы добраться до племени короваев, нам предстояло рискованное путешествие на деревянных каноэ. И сразу все пошло не по плану.

Добраться целыми

Удар, визг мотора и характерный звук скребущих о деревянное днище камней. На полном ходу наша лодка села на мель. На часах — глубоко за полночь, темнота такая, что хоть глаз выколи. Но я знаю: там, в густой тьме, — непроходимые джунгли и болота. В лодке нас трое — я и папуасы из племени асматов. Еще два человека нашей группы ждут в лагере выше по реке.

Каноэ, кажется, цело. Если так, то у нас хороший шанс выбраться невредимыми. Но в спасении плавсредства я предпочитаю не участвовать: в реке Бразза водятся крокодилы — видел неоднократно, и угодить к ним в пасть нет никакого желания. Поэтому каноэ вызволяют из западни сами лодочники.

Когда еще через 15 минут прямо посреди реки мотор глохнет, я начинаю проклинать тот момент, когда согласился сесть в лодку: наша миссия снова близка к провалу. А всего-то нам нужно было раздобыть топливо и вернуться, чтобы наутро отправиться к короваям. Бензин достали, однако с возвращением возникли некоторые трудности. Лодочники, похоже, не очень сведущи в механике (им лет по 15, не больше), но мотор неожиданно снова заурчал. Мы рассекаем тихую воду в темноте... но в неверном направлении — вниз по реке. Пока асматы колдовали над мотором, лодка кружилась на воде, словно в вальсе, и мы потеряли все ориентиры.

На следующий день я вспоминаю водные приключения с ностальгией. Пешая часть маршрута не менее рискованна, но больше изматывает физически. Под ногами хлюпает грязь, ботинки, как и вся одежда, насквозь промокли, руки и шея чешутся от укусов вездесущих комаров, а домов короваев по-прежнему не видно. Наша группа достаточно мобильна, потому что малочисленна: двое журналистов и гид-переводчик. Но Новая Гвинея внесла коррективы: нам пришлось взять в экспедицию дюжину носильщиков, которые по совместительству еще и проводники. Без них бы мы не то что путь к племени не нашли, а вообще никогда из этих джунглей не выбрались бы.

Короваи, пожалуй, самое самобытное племя на Новой Гвинее. Уже потому, что они строят дома на деревьях. За 40 лет, с того момента, когда состоялся их контакт с цивилизацией, современная наука недалеко продвинулась в изучении их обычаев. И мы с надеждой собрать о короваях уникальную информацию (а заодно и запечатлеть на фото и видео их быт) все глубже углублялись в девственные джунгли.

«Я вижу дом!» — Дмитрий указывает куда-то вверх. И действительно, в кроне 30-метрового дерева заметно нечто вроде хижины. Аборигены, похоже, давно ее покинули, но это все равно повод для радости. Племя где-то рядом. Короваи — не кочевники, как иногда ошибочно считают. Все их земли четко поделены между кланами, и права на землю передаются по мужской линии из поколения в поколение. По данным разведки с воздуха, проводившейся с 1986 по 1990 год, в джунглях Папуа — Новой Гвинеи было около 4 тысяч короваев. Сколько их осталось в лесу теперь, сказать сложно. Но одно известно наверняка: они по-прежнему живут в домах на деревьях.

Установить контакт

В доме короваев нет ни окон, ни мебели. Только стены из коры дерева, закопченный потолок с костями убитых животных и кострище в полу. На огне — чугунная сковородка с саговой лепешкой. Саго — это основной продукт в рационе племени, добывают его из сердцевины ствола пальмы.

За приготовлением пищи следят мужчины, Они и Федонг. На них нет никакой одежды, кроме пояса из лиан. Оба коровая жилистые и очень худые, видимо, сказывается бедность рациона. Несмотря на «дикую» репутацию, папуасы не спешат нас прогонять. Наоборот, Они и Федонг встретили нас как дальних родственников. С одной стороны, нашему контакту помогли проводники, многие из которых выходцы из племени короваев, с другой — лес и дом здесь небогаты яркими событиями. А тут являемся мы — с подарками и всякими причудами, и аборигенов разбирает любопытство.

В темном углу сидит еще более тощий Удин, на котором есть одежда. У него сильнейший шок: сегодня Удин встретил первого в своей жизни белого человека. Он смотрит на нас с опаской, настороженно. Наверное, думает: а вдруг съедят?

За разговорами у огня мы выясняем, что Они и Федонг строят новый дом. Разница лишь в том, что эта хижина, в которой мы находимся, висит на высоте 10 метров, а новая будет расположена не ниже 30 метров. «Там работы на несколько дней», — говорит Они, перекладывая лепешку на банановый лист. Перевод у нас двойной: с русского на индонезийский делаю я, с индонезийского на редчайший коровайский — Джосуа, местный парень, который успел пожить за пределами этого леса. Гостеприимные хозяева предлагают нам присоединиться к грандиозной стройке. И нам не терпится в ней поучаствовать.

Раньше дома на большой высоте были нужны короваям, чтобы защитить семью от набегов других племен. Это примитивная тактика обороны — стрела не долетит и враг наверх не залезет. Теперь войны в прошлом. Так зачем тогда Они дом на 30-метровой высоте? «Оттуда открывается прекрасный вид, — объясняет он, — а моя мечта — жить как раньше, наверху и любоваться джунглями, рассветами, закатами». Они, оказывается, настоящий романтик.

Лианы, бревна, кора, пальмовые листья — все необходимые стройматериалы подготовлены и лежат на земле. Помимо нас в строительстве на дереве будут принимать участие еще Малоп и Симон. Оба крепкие и мускулистые парни, в отличие от хозяев.

Наверх ведет что-то наподобие лестницы из наспех прибитых к стволу деревяшек. Полностью полагаться на эту хлипкую конструкцию — необдуманно и даже рискованно. Поэтому нужно провесить веревки, которые будут нашей страховкой.

«Ты забираешься наверх, у тебя карабин, ты берешь…» — Дима показывает Они веревку, но говорит по-русски. Переводы передаются по цепочке. Так Они узнает, как пользоваться карабином и делать петлю. Теперь ему остается только закрепить страховку на макушке дерева.

Любой акробат умрет от зависти, если увидит, с какой простотой и безмятежностью немолодой папуас забирается на самый верх, петляет между ветками и выполняет задание. Первым делом необходимо поднять на высоту стволы молодых деревьев, из которых будут строить каркас. На конце каждого ствола короваи делают импровизированный крюк: теперь древесину можно цеплять за ступеньки лестницы или передавать наверх по цепочке. Так поднимается первая часть стройматериалов, которые стягиваются лианами, заменяющими короваям веревки и гвозди.

Построить дом

Застрять в джунглях мы, конечно, не хотели. Каждый день кормить собой комаров, тем самым увеличивая риск заболеть малярией (Дмитрий все-таки заболел), пить воду с привкусом глины, давиться сухими саговыми лепешками и лазить туда-сюда по лестнице — все это отнимает физические и моральные силы. Работа идет полным ходом и по всем фронтам, наш дом постепенно приобретает характерные формы и очертания.

Каркас — основа дома. Главное, надежно закрепить его к ветвям в кроне дерева, иначе легкого ветра хватит, чтобы конструкция опрокинулась. С крышей все еще проще. Пальмовые листья елочкой загоняются через небольшие перекладины, и получается что-то вроде зеленой черепицы.

Наблюдая за папуасами, мы не перестаем удивляться. На любой высоте этих джунглей короваи свободны и уверены в себе. Их движения отточены, как у животных, они отдаются полностью своим инстинктам, они не подвластны сомнениям или страхам. И деревья принимают их, как мать свое дитя. Поэтому короваи способны на то, что любому другому человеку покажется безумством. Например, Они ходит по тоненьким веточкам без всякой страховки и при этом орудует мачете. И для него это — рабочая рутина, а не смертельный номер в цирке.

Нас переполняет восторг от их работы, от того, в какой гармонии они живут с природой и со своим лесом. «Деревья — словно продолжение их рук, ног и чувств», — говорит Дмитрий.

Пока продвигалось строительство, жаркие дни сменялись душными ночами, запасы еды убывали, батареи фотокамер садились, карточек памяти не хватало. Так пролетела тяжелая во всех смыслах неделя (а всего в Папуа к этому моменту мы находились больше месяца). За это время на каркас дома легла крыша, были возведены стены и наконец отпраздновано новоселье, на котором мы угостили короваев красной икрой и салом, подарили керосиновую печку, деревянную булаву и другие сувениры. Наш новый друг Они доволен, а его скромная мечта жить над джунглями осуществилась.

Современный мир вынес приговор короваям еще в 90-х. Именно тогда редкие гости из разных уголков земного шара получили шанс приезжать к таким, как Они с Федонгом. Их жены, кстати, давно перебрались с детьми в город, но Они и Федонг не смогли освоиться на новом месте. Пройдет десятилетие-другое — и хозяева этого леса навсегда покинут свой дом, уйдут в цивилизацию. Это произойдет неизбежно, если только современный человек не придумает, как уберечь от своего влияния последние «дикие» племена на нашей планете.

Комментарии

Оставить комментарий
Александр Потоцкий
Александр Потоцкий
10 Февраля 2016

Страна: Флаг Индонезии Индонезия

Индонезия фото
  • Валюта:
    Индонезийская рупия, DR
  • Употребляемые языки:
    индонезийский, яванский, сунданский, мадурский
  • Получение визы:
    Безвизовый въезд
  • Столица:
    Джакарта
еще...

Также читают

Нидерланды / Амстердам
3D напечатанный "Дом на канале"
3D напечатанный "Дом на канале"
3D-печать — одно из самых удивительных явлений современности: что может быть восхитительнее, чем наблюдать процесс превращения цифрового файла в осязаемую вещь? С каждым годом трехмерная печать становится все доступнее, а задачи, которые она помогает решать, все сложнее.
Австрия / Вена
Дом Хундертвассера
Дом Хундертвассера
Необычный жилой дом в центре Вены, построенный по проекту самобытного художника и архитектора Фриденсрайха Хундертвассера.
Индия
29 правил жизни
29 правил жизни
Те десять заповедей, которые Моисей получил на Синайской горе и из которых потом выросло ветвистое древо европейской этики, должны были научить человека жить в гармонии с другими людьми. Появившиеся тысячу лет спустя 29 заповедей общины бишнои расставили акценты несколько иначе - они учат человека жить в гармонии со всем миром.
Хорватия
Ожерелье Адриатики
Ожерелье Адриатики
С высоты архипелаг Бриуны напоминает рассыпанные в бирюзовой воде изумруды разной величины. Как и подобает драгоценному украшению, эти острова всегда привлекали роскошью своей природы сильных мира сего - от римских патрициев до первых лиц различных государств.
Феномен города
Феномен города
Весной 2007 года произошло событие, которому мало кто придал значение: количество горожан на Земле впервые превысило число сельских жителей. Человечество стало вести преимущественно городской образ жизни, хотя всего 10 тысяч лет назад городов не существовало.
Венесуэла
На краю сельвы
На краю сельвы
Маленький самолет приземляется на плотно утоптанный красный грунт взлетно-посадочной полосы в Сан-Хуан-де-Манапьяре, небольшом городке в венесуэльском штате Амазонас. На севере, почти на линии горизонта, в синеватой дымке виднеются очертания огромной горы с плоской вершиной — величественной тепуи Яви. По прямой до нее — не более ста километров. Но это не просто расстояние, это целая страна, живущая по своим законам и обычаям, край первозданной природы — земля индейцев хоти, панаре, ябарана и пиароа. Путь нашей этнографической экспедиции лежит в самое ее сердце.
Нидерланды / Амстердам
Голландская суть
Голландская суть
Тюльпаны, каналы, мельницы, сыр, кофешопы, квартал красных фонарей и оранжевый цвет... Что из этого является символом консервативного королевства Нидерланды, а что - либеральной страны Голландии, в общем, не важно. Здесь царит особая атмосфера, которая примиряет несопоставимые вещи.
Тропические приключения
Тропические приключения
Зачем мы путешествуем? Мы ищем открытий, новых эмоций, новых испытаний, интересных встреч с новыми людьми. И кто бы мог подумать, что Доминикана может дать все это, и даже больше.
В начале времен
В начале времен
23 февраля компания Ubisoft выпускает новый игровой бестселлер Far Cry Primal. Приключенческий экшен перенесет игрока в каменный век, в те времена, когда властелинами планеты были дикие животные, а перед человеком стояла единственная цель — выжить в мире смертельных опасностей. Discovery разберется, насколько сюжет игры соответствует тому, что было в реальности.
Китай / Тайвань
Хранимые Мацзу
Хранимые Мацзу
Судя по запросам в поисковых системах, первое, что хотят выяснить наши соотечественники о Тайване, — Китай это или нет. С какой стороны ни взгляни, однозначного ответа не получится. Но очевидно одно: затейливый сплав древних культур и мировоззрений, которые вобрал в себя этот остров, превратил Тайвань в одно из интереснейших мест на карте мира.
Подписка на журнал