Быстрый вход / регистрация (кликните на вашу соцсеть)
Мне интересна:
Лига выдающихся джентльменов

Лига выдающихся джентльменов

Без всяких сомнений — любая фамилия из этого списка стоит отдельного рассказа. К примеру, итальянец Джованни Бельцони (1778–1823), бывший монах, цирковой атлет и инженер-самоучка, а впоследствии гениальный археолог, раскопавший египетские скальные храмы Абу-Симбела и нашедший в Долине царей гробницу фараона Сети I, которая вошла в анналы мировой археологии под названием «Гробница Бельцони». Или ставший для Генри Хаггарда прообразом Аллана Квотермейна легендарный отец-основатель скаутского движения, следопыт и первый в мире специалист по выживанию, майор Фредерик Рассел Бёрнхем (1861–1947). Жизнь и приключения Бёрнхема, описанные им на склоне лет в двух книгах, моментально ставших бестселлерами, настолько невероятны, что «Копи царя Соломона» Хаггарда в сравнении с ними кажутся скучным дамским романом.

А Томас Эдвард Лоуренс (1888–1935)? Да-да, тот самый Лоуренс Аравийский. Мало кто знает, что незадолго до старта своей военно-политической карьеры будущий покоритель Аравии успел принять участие в раскопках древнего хеттского города Кархемиша в верховьях Евфрата и провел серьезные исследования по истории Крестовых походов. Если бы не грянувшая Первая мировая, юный археолог и полиглот Лоуренс вполне бы мог дорасти до ученого мирового масштаба.

Не менее колоритен и американец Уильям Макговерн (1897–1964). Выпускник Оксфорда и Сорбонны, к 30 годам он выучил 12 языков и предпринял несколько беспрецедентных по сложности экспедиций в труднодоступные высокогорные районы Гималаев и перуанских Анд. Во время войны он прославился разработкой и проведением дерзких разведывательных операций в тылу японских войск на Гуадалканале, а после начала боевых действий в Европе его группа выполняла особые поручения генерала Паттона.

Кроме того, будучи блестящим аналитиком, в течение всех четырех военных лет Макговерн факультативно числился «придворным оракулом» президента Рузвельта. Каждое утро в Овальный кабинет вместе с завтраком доставлялся свежий рапорт о состоянии войск противника и их вероятных действиях за подписью Макговерна.

Очевидно, что каждый из перечисленных джентльменов априори достоин знаменитой фетровой шляпы профессора Джонса. И все же самыми «индианистыми» среди прототипов доктора Генри Уолтона Джонса-младшего (таково реальное имя героя Харрисона Форда) не без оснований считаются трое: американский палеонтолог и натуралист, директор Американского музея естественной истории Рой Чепмен Эндрюс (1884–1960), бесстрашный офицер Ее Величества, картограф и искатель сокровищ Персиваль Фосетт (1867 — предположительно 1925) и таинственный «Индиана Третьего рейха» археолог Отто Ран (1904 — предположительно 1939).

Разумеется, речь не идет о примитивном лобовом сходстве этих людей с легендарным киногероем, а их приключений — с сюжетной линией фильмов. Тем более что и Лукас, и Спилберг в своих интервью неоднократно заявляли, что образ Индианы Джонса они «собрали» интуитивно на основе отдельных ярких фрагментов из увиденных в детстве старых приключенческих лент и прочитанных книг.

Единственным заимствованием, по признанию Деборы Надулман, художника по костюмам фильма «В поисках утерянного ковчега» (1981), стал удачный внешний облик главного героя. И лихая широкополая шляпа культовой в 30-е годы модели «федора», и коричневая летная куртка из козлиной кожи, и крепкие военные брюки «содраны» с обаятельного авантюриста Гарри Стила, который был мастерски сыгран Чарлтоном Хестоном в фильме 1954 года «Тайна инков». Интересно, что чуть раньше Хестон снялся в одной из главных ролей в картине «Величайшее шоу мира» 1952 года. По удивительному совпадению, «Величайшее шоу мира» было любимым фильмом юного Стивена Спилберга. А любимой книгой — роман Конан Дойла «Затерянный мир» с профессором Челленджером.

ВЕЧНОСТЬ, ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ

Если основательно «поскрести» этого славного литературного персонажа, то под густым слоем ретуши мы обнаружим совершенно реального человека — британца Персиваля Харрисона Фосетта. Стать путешественником ему было предначертано звездами. О чем, как не о дальних странах, может мечтать мальчишка, отец которого — член Королевского географического общества, а старший брат в коротких перерывах между восхождениями на пики Тибета пишет приключенческие романы? Честно отдав воинский долг империи на Цейлоне, в 1901 году майор Фосетт вернулся в Англию и по совету брата поступил на службу в Географическое общество. В 1906 году оно командировало майора в Южную Америку с картографической миссией, и с того времени полная загадок Амазония стала его судьбой.

До 1924 года Фосетт семь раз совершал вылазки в Новый Свет, где благодаря ему огромные районы сельвы, куда до этого не ступала нога белого человека, были нанесены на карты. Его рассказами о 20-метровых анакондах, гигантских тарантулах, убивающих аборигенов во сне, собаках с двумя носами и диких племенах заслушивались Генри Хаггард и Артур Конан Дойл. Но двигала Фосеттом не жажда странствий или служебный долг. Еще во время первой экспедиции он узнал от сборщиков каучука, что в дебрях бразильского штата Мату-Гросу они неоднократно видели голубоглазых людей с белой кожей и развалины древних городов. С этого момента главной целью жизни Фосетта стал поиск неизвестной высокоразвитой цивилизации — как он полагал, потомков атлантов. А после знакомства с загадочной старинной рукописью, случайно обнаруженной в 1839 году в библиотеке Рио-де-Жанейро, он уверился в этой идее окончательно.

В полуистлевшем манускрипте под названием «Историческая реляция о неведомом и большом поселении, древнейшем, без жителей, кое было открыто в год 1753», известном историкам как «Рукопись 512», описывалось путешествие португальских авантюристов, искавших легендарные серебряные рудники Морибеки. На своем пути они якобы обнаружили огромный и красивый, но совершенно необитаемый город.

Фосетт был не первым, кому этот документ вскружил голову. Затерянный город в течение 40 лет безуспешно искали и частные экспедиции, и бразильские власти. В конце концов ученые решили, что «Рукопись 512» — художественный вымысел, тем более что в эпоху географических открытий это было обычным делом.

Биографы же Фосетта уверены, что помимо «Рукописи 512» у него имелись и другие, более надежные первоисточники. Впрочем, это всего лишь догадки. Так или иначе, в 1925 году Фосетт, отправившийся вместе со старшим сыном и его приятелем на поиски бразильской Атлантиды, исчез.

Это в жизни. А в кино Фосетта нашел… Индиана Джонс. Помните, на шестой минуте «В поисках утерянного ковчега» Инди вместе со своим проводником счастливо избегают гибели в очередной ловушке? «Форрестол!» — вскрикивает Инди, глядя на высохший от времени скелет, пронзенный острыми кольями. «Форрестол? Кто это? Друг?» — реагирует проводник. «Нет, соперник».

Явное созвучие имен, такой же древний город в неприступных джунглях Южной Америки, проклятое золото, коварные индейцы с луками и стрелами с ядом кураре — хочется верить, что эти кадры стали своеобразным приветом, который Лукас и Спилберг от нашего имени посылают по адресу: Вечность, Персивалю Фосетту, до востребования.

ИНДИАНА ТРЕТЬЕГО РЕЙХА

На первый взгляд попадание Отто Рана в список гипотетических двойников Индианы Джонса выглядит притянутым за уши. Ведь что общего может быть у весельчака и любимца женщин профессора Джонса и его мрачного коллеги, которого современники считали масоном, приверженцем катарской ереси, да к тому же одержимым бесами? Разве что натянутая до бровей фетровая федора (которую носили миллионы мужчин в Старом и Новом Свете) и возраст (судя по всему, оба героя принадлежали к одному поколению). Больше, наверное, ничего. Ничего, кроме страсти к библейской археологии и веры в мистическую силу священных артефактов вроде чаши Грааля, Копья Судьбы и ковчега Завета.

Детство и юность Отто, рано потерявшего мать и замкнувшегося в себе, прошли среди книг. Братья Гримм и сумеречный мир Шварцвальда, параллельная реальность скандинавских мифов с их гномами и троллями, трагический средневековый романтизм «Парсифаля» и «Лоэнгрина», предания о крестовых походах и катарской резне, которая повергла Европу в пучину мракобесия и кровопролития. Согласитесь, в такой душной атмосфере трудно вырасти розовощеким оптимистом вроде Индианы Джонса.

Идеей фикс Отто Рана был Грааль. Вдохновленный успехом Генриха Шлимана, который раскопал Трою, используя «Илиаду» Гомера в качестве зашифрованного путеводителя, Ран принялся за изучение поэмы «Парсифаль» Вольфрама фон Эшенбаха. По его убеждению, этот текст таил в себе ответ на вопрос о местонахождении священной чаши. В 1934 году Ран опубликовал свой первый труд под названием «Крестовый поход против Грааля». По оценке экспертов, книга была совершенно беспомощна с научной точки зрения, но она попала в руки к бригадефюреру CC Карлу Вилигуту, негласному куратору организации «Аненербе» (Ahnenerbe) и автору зловещего эсэсовского перстня «Мертвая голова».

Вилигут был настолько впечатлен содержанием книги, что немедленно внес «Крестовый поход против Грааля» в список к обязательному прочтению для членов СС. По его ходатайству Ран получил звание оберштурмфюрера и быстро стал любимчиком Гиммлера. Отто дали карт-бланш на доступ к любым архивам и неограниченные средства на поиски Грааля. В течение трех лет он совершил несколько вылазок в старинную цитадель катаров замок Монсегюр, побывал в Испании и Исландии, расшифровал десятки древних рукописей и написал еще одну книгу.

Но время шло, а Грааля не было. В 1937 году Гиммлер откомандировал горе-археолога на «сборы для укрепления духа» в команду охраны концлагеря «Бухенвальд», а еще через год понизил в звании и бросил на охрану «Дахау». В феврале 1939-го совершенно сломленный Ран пишет прошение об отставке и пускается в бега.

Его дальнейшая судьба неизвестна. Есть версия, что в середине марта того же года Ран покончил с собой, по другим данным, ему удалось сбежать от нацистов, приняв имя умершего брата.

ХОРОШИЙ ПАРЕНЬ

Как известно, Индиана был хорошим парнем. Но и у хороших парней есть недостатки. Нет-нет, никаких постыдных пороков! Табак? Ни в коем случае. Виски? Лишь пару глотков «за компанию». Женщины? Максимум две за серию. Деньги? Лишь бы хватило «на билет до Марракеша». Единственной слабостью, которой наделили Инди создатели сериала, была герпетофобия — паническая боязнь змей. Довольно неудобно для человека, вечно мотающегося по джунглям и развалинам древних храмов. Но вытерпеть можно. К примеру, Рою Чепмену Эндрюсу герпетофобия не помешала стать одним из величайших путешественников, натуралистов и популяризаторов науки ХХ века.

Современники вспоминали об Эндрюсе как о чрезвычайно обаятельном и искреннем человеке. Уже будучи директором Американского музея естественной истории, он мог запросто остановиться поболтать с обычным работягой или уборщицей. Да иначе и быть не могло, ведь и сам он в 1906 году начинал свою карьеру в этом почтенном заведении на должности мойщика полов и помощника в мастерской таксидермиста.

Дебютная модель, выполненная Эндрюсом, гигантская «туша» синего кита длиной 23 метра, оказалась настолько удачной, что провисела под потолком зала ихтиологии более 60 лет. В 1908 году благодаря своему мастерству и настойчивости Эндрюс сменил метлу и рабочий комбинезон на белый халат научного сотрудника. И тут же отпросился у директора музея в свою первую экспедицию в приполярную область Тихого океана для изучения китов.

Коллекция фотографий, с которой он вернулся в Нью-Йорк, сделала Эндрюса знаменитым. После этого предложения об экспедициях в разные уголки планеты посыпались на молодого ученого как из рога изобилия. И это было настоящее счастье. «В детстве я был счастлив только тогда, когда выбегал за порог дома. В любое время и при любой погоде, в дождь и солнце, в безветрие и шторм, днем и ночью я был на улице, если только родители буквально не запирали меня внутри», — писал Эндрюс в автобиографии «Первооткрыватель возвращается домой» (1947).

C 1910 по 1912 год он успел побывать на Филиппинах, в Японии, Корее, северных районах Китая, пересек Российскую империю по Транссибу, исследовал побережье Аляски, а также Берингово и Чукотское моря. И это не считая полугодового перерыва на защиту диссертации!

В 1913-м Эндрюс навсегда «заболел» Азией. С 1916 по 1931 год под его руководством были проведены четыре масштабные экспедиции в Тибет, пустыню Гоби и глубинные районы Монголии, в ходе которых впервые в истории палеонтологии были обнаружены отлично сохранившиеся скелеты и яйца нескольких видов динозавров. Из каждой поездки Эндрюс возвращался с кучей редчайших экспонатов для музея, с дневниками, которые впоследствии превращались в книги и статьи, с пачками фотографий и километрами кинопленки. По многочисленным свидетельствам коллег, Эндрюс был прирожденным актером и, однажды придумав для себя уникальный образ интеллектуального ковбоя, безупречно следовал ему до конца жизни в любых обстоятельствах.

Был ли Рой Эндрюс прообразом тех самых героев приключенческих лент и комиксов 30–50-х годов, которые, в свою очередь, стали источниками вдохновения для Лукаса и Спилберга? Несомненно. Как несомненно и то, что Эндрюс, будь он жив, смог бы сыграть Индиану Джонса не хуже Харрисона Форда.

Комментарии

Оставить комментарий
Владимир Санников
Владимир Санников
26 Апрель 2016

Также читают

50 ярких страниц истории. Дни, которые потрясли мир
50 ярких страниц истории. Дни, которые потрясли мир
Историю напрасно сравнивают с лентой, на которой последовательно расположены даты. Правильнее назвать ее калейдоскопом — подобно ярким стеклышкам, отдельные эпизоды складываются в причудливый узор; стоит немного сменить точку зрения — и его геометрия меняется. Но в любом случае нельзя не увидеть симметрию: все, что однажды изменило ход истории, отразится в других эпохах
Наше небо
Наше небо
Сначала человек освоил сушу, придумав колесо, потом — море, построив корабли. И лишь небо, пятый океан, никак не желало покоряться людям. Мы долго учились на ошибках, и сегодня тысячи самолетов ежедневно перевозят миллионы людей, связывая континенты все быстрее. Позавтракать в Люксембурге, провести переговоры в Нью-Йорке и в тот же день отправиться назад в Европу — какие-то сто лет назад это было немыслимо, теперь лишь вопрос денег.
Свободное плавание
Свободное плавание
2013 год для Арктики стал действительно историческим: в конце лета льды впервые освободили мореходам оба великих пути, Северный и Северо-Западный проходы. Природа наконец подарила человечеству то, о чем оно грезило как минимум c XVI столетия, — возможность свободно провести суда через Северный океан и не застрять во льдах. Discovery вспоминает, как это было.
Япония
Самая древняя монархия
Самая древняя монархия
Как говорят японские мифы, 27 веков тому назад богиня Солнца Аматэрасу Омиками послала своего внука Ниниги-но Микото с небес на землю. Наделив его священными регалиями, обладающими магической силой и символизирующими Солнце, Луну и молнию (бронзовым зеркалом, яшмовой подвеской и мечом), она дала ему напутствие освещать мир так же ярко, как волшебное зеркало…
Россия
Стихия праздника
Стихия праздника
Новый год - волшебный праздник, чудесным образом связывающий прошлое и будущее, светлые воспоминания и грядущие цели. А еще фантастическая ночь с 31 декабря на 1 января объединяет всех нас, независимо от статуса, достатка и политических симпатий, общей мечтой - стать немного счастливее в наступающем году.
Исландия / Рейкьявик
Собор Хатльгримскиркья (Hallgrimskirkja)
Собор Хатльгримскиркья (Hallgrimskirkja)
Запечатленное в камне и стали извержение вулкана, на самом деле являющееся лютеранской церковью в центре Рейкьявика.
Когда растает лед
Когда растает лед
Таяние ледяного панциря, повышение уровня Мирового океана, смещение границы льдов все ближе к полюсам — таков тревожный набор ассоциаций, все чаще возникающих, когда речь заходит о Северном или Южном полюсе. Глобальное потепление пугает современную цивилизацию, порождая массу кривотолков и домыслов в духе pop science. Человечество пристально следит за тем, как сокращается площадь ледяных шапок, — и нередко забывает, что подобные процессы планете уже приходилось переживать. И не единожды.
Великобритания
Айсберг для Черчилля
Айсберг для Черчилля
В начале Второй мировой войны обеспечение безопасности морского транспортного коридора, по которому из США в Европу шли потоки военной техники и продовольствия, было для Англии вопросом жизни и смерти. Волчьи стаи субмарин контр-адмирала Карла Дёница рыскали по просторам Атлантики и безнаказанно пускали на дно десятки судов в месяц. Противопоставить подводной войне союзникам было нечего.
Эфиопия
«Дай бырр!»
«Дай бырр!»
Этот клич стал в Эфиопии чем-то вроде национального девиза. С какой бы скоростью ни ехала машина с белыми, вслед ей тянутся руки: дай бырр! Бырр - это эфиопские деньги. И клянчат их здесь так нагло и навязчиво, как нигде в мире. Даже не клянчат - требуют. Белый? Плати! Дважды щелкнул затвором камеры - плати дважды!
Символы времени
Символы времени
Те времена, когда люди еще не придумали ни государств, ни алфавитов, называют «детством человечества». В этом доисторическом детстве homo sapiens активно осваивал еще совсем незнакомый мир и старался зафиксировать свои впечатления. Но поскольку писать он еще не научился, то делал это при помощи картинок - как настоящий ребенок. Сегодня люди, похоже, возвращаются к этому проверенному тысячелетиями рецепту.