Быстрый вход / регистрация (кликните на вашу соцсеть)
Парк национального значения

Парк национального значения

Первый в мире природный резерват в современном понимании, или национальный парк, был учрежден 1 марта 1872 года в США. Его создателями двигали сугубо эстетические мотивы: незадолго до этого экспедиция натуралиста Фердинанда Хейдена открыла в долине реки Йеллоустон в дикой и безлюдной части территории Вайоминг тысячи поражающих воображение гейзеров, живописные водопады, каньоны, озера и множество других красот и чудес. Приложенные к отчету Хейдена фотографии Уильяма Джексона и особенно красочные пейзажи Томаса Морана произвели такое впечатление на конгресс, что он принял решение навечно сохранить эти земли в их первозданном виде. Для чего учредил новый, нигде и никогда не существовавший институт — национальный парк.

Кажется невероятным, что в эпоху безраздельного господства пафоса «покорения дикой природы» огромная территория была выведена из хозяйственного оборота только из-за ее красоты. Но на эти земли в ту пору никто не претендовал — свободного пространства на американском Западе было куда больше, чем желающих его осваивать. С другой стороны, молодое государство, которому еще не исполнилось и века, отчаянно нуждалось в собственных достопримечательностях и памятниках — если не исторических, то природных. Создание Йеллоустонского парка стало важнейшим прецедентом: впервые сохранение ненарушенной природы оказалось не побочным результатом достижения других целей (выполнения религиозных требований или сбережения ценных ресурсов для их последующего использования), а самостоятельной и основной целью заповедания территории.

Некоторое время Йеллоустонский парк был единственным в своем роде, но уже в 1890-е годы у него появляются собратья в США — национальные парки «Секвойя» и Йосемитский. Еще раньше, в 1885–1886 годах, первые нацпарки были созданы в соседней Канаде. В ту же эпоху подобные резерваты стали появляться в азиатских и африканских колониях европейских государств: «Гунунг-Геде-Пангранго» в Индонезии (1889), южноафриканские национальные парки «Сент-Люсия», «Умфолози», «Хлухлуве» (1897) и «Саби» (1898), ныне известный как Национальный парк Крюгера. А в первое десятилетие ХХ века эта форма охраны природы появляется и в Европе. В 1902 году был создан резерват «Добрач» в Австро-Венгрии, в 1909-м — «Абиску», «Сарек» и «Гарпхюттан» в Швеции.

Все эти парки (и многие другие, возникшие в 1910–1930-е годы) организовывались примерно по тому же принципу, что и Йеллоустон, — в них включали местности с живописными ландшафтами и большим числом природных достопримечательностей. Главной задачей таких парков было обеспечить гражданам доступ к этим красотам, в том числе и в будущем. То есть с самого начала предполагалось массовое посещение парков публикой, а естественность и ненарушенность природных экосистем были в лучшем случае одними из многих принимавшихся в расчет качеств. Иногда же без них обходились вовсе. Например, задачей упомянутого шведского национального парка «Гарпхюттан» было сохранение не природного, а традиционного сельскохозяйственного ландшафта. В современной отечественной номенклатуре это соответствует не природному, а историко-культурному заповеднику.

В России попытки сохранения ненарушенных природных территорий начали предприниматься примерно в это же время, но их инициаторы ставили перед собой несколько иные цели. Если в большинстве развитых стран охота к началу ХХ века превратилась в спорт состоятельных людей, то в России промысел пушных зверей оставался серьезной отраслью экономики, в которой было занято немало профессиональных охотников. И к 1900-м годам даже бескрайняя сибирская тайга оказалась не в состоянии обеспечить устойчивый «урожай». Охотникам и раньше приходилось временно исключать из промысла некоторые участки, превращая их в естественные питомники дичи. Новая ситуация потребовала резко увеличить размер таких зон и обеспечить им охрану. В отличие от прежних небольших заказников, такие территории стали именовать заповедниками. Для их создания и охраны было уже недостаточно договоренности между самими промысловиками — заповедность должно было обеспечить государство. Работы над такими проектами велись на Ангаре, в Саянах, в южном Приморье, но до своего крушения Российская империя успела создать только один заповедник — Баргузинский, официально учрежденный 20 января 1917 года. Впрочем, ряд подготовленных в ту пору проектов был позже реализован советской властью.

ОСОБЫЙ ПУТЬ РОССИИ

Несколько раньше, в начале 1890-х годов, знаменитый русский почвовед Василий Докучаев, с ужасом наблюдавший исчезновение последних остатков европейских черноземных степей, предложил сохранить несколько уцелевших участков нетронутой степи в качестве эталона. Разумеется, для этого надо было обеспечить им полную неприкосновенность на вечные времена.

К сожалению, «вечность» оказалась слишком краткой: ни одна из созданных самим Докучаевым в воронежских, донецких и херсонских степях «научно-заповедных площадок» по разным причинам не дожила даже до Первой мировой. В годы революции и Гражданской войны та же судьба постигла и участки, созданные по образцу докучаевских в имении графини Паниной в Саратовской губернии и в знаменитой Аскании-Нова — вотчине баронов Фальц-Фейнов, которую они превратили в природный парк.

Впрочем, истинной причиной неудачи этого опередившего свое время проекта была вовсе не нестабильность российской хозяйственной и политической ситуации. Докучаев роковым образом ошибся в масштабе: площадь его «степных эталонов» составляла всего несколько десятков гектаров. Сегодня мы знаем, что степь может устойчиво существовать, только когда в ней пасутся стада диких копытных, которым для жизни нужны сотни квадратных километров.

Но даже если бы Докучаев знал об этом, он все равно ничего не смог бы изменить: на свете уже не было ни таких пространств травяного моря, ни его четвероногих хранителей. Последний тур погиб еще в 1627 году. А дикий тарпан в последний раз встретился человеку на воле за несколько лет до закладки докучаевских площадок.

Тем не менее именно докучаевские идеи заповедника-эталона (в современной терминологии — площадки экологического мониторинга), абсолютной неприкосновенности и постоянной научной работы как главной его задачи легли в основу идеологии советского заповедного дела. Идее заповедника как естественного питомника промысловых животных это не противоречило, но никакого массового туризма в таких условиях быть не могло — даже сотрудники заповедника имели право находиться на его территории лишь с конкретной целью и с ведома руководства. Такое понимание заповедности укоренилось только в СССР — нигде больше в мире взятие природных территорий под охрану не подразумевало полного запрета на их посещение.

С точки зрения охраны природы это весьма привлекательно. Много позже некоторые зарубежные специалисты даже завидовали советским заповедникам, избавленным от орд туристов и имеющим возможность сосредоточиться исключительно на охране и изучении флоры и фауны. Однако в реальности требование «абсолютной заповедности» было в лучшем случае идеалом, к которому следовало стремиться. На территории заповедников неизбежно приходилось строить жилье, хозяйственные постройки, лаборатории и т. д. Их сотрудники разбивали при своих домах огороды и держали скотину. Не были советские резерваты полностью закрыты и для посетителей. Даже совсем постороннего человека, явившегося без предварительной договоренности и не представляющего никакой организации, практически никогда не выгоняли из заповедника, если он ограничивался прогулками по его территории. А через некоторые заповедники даже проходили официальные туристические маршруты, причем весьма популярные. То есть многие заповедники играли роль отсутствующих в стране национальных парков.

Отступления от идеала «абсолютной неприкосновенности» этим не ограничивались. В СССР с 1920-х годов проводились эксперименты по акклиматизации различных видов животных: ондатры, нутрии, американской норки и других. Базой для этой работы, как правило, служили заповедники — именно там выпускали на волю партии «вселенцев», фиксировали динамику их распространения и по возможности помогали ему. В то же время в заповедниках велась борьба с «вредными животными», прежде всего с волками. Их не только отстреливали круглый год безо всяких ограничений, но и истребляли с помощью капканов и отравленных приманок — от которых гибли отнюдь не только волки. Вероятно, именно широкое применение отравы в середине 1950-х годов было последней каплей, довершившей истребление леопарда на Западном Кавказе.

Особенно интенсивно вовлечение заповедников в «преобразование природы» практиковалось в 1940-х — первой половине 1960-х годов. В заповедниках испытывались гербициды, высевались культурные растения, проводились опыты по скрещиванию диких копытных с домашним скотом. Апофеозом этой политики стал фактический разгром системы заповедников в 1951 году, когда их число было сокращено более чем вдвое, а общая площадь — в 11 с лишним раз.

ДОРОГИ СХОДЯТСЯ

Тем временем в остальном мире развивалась концепция национальных парков. Уже с 1920-х годов они понемногу начинают переходить от простого ограничения хозяйственной деятельности к серьезной научной работе и целенаправленному восстановлению редких и исчезающих видов. Пионером тут можно считать американского таксидермиста Карла Экели, который не только добился в 1925 году создания в тогдашнем Бельгийском Конго Национального парка Альберта для спасения последних уцелевших горилл, но и сделал центром деятельности резервата не туризм, а научные исследования. По мере накопления опыта работы парков научная и природоохранная деятельность играла в них все более важную роль. Изменились и принципы заповедания: инициатива взятия под охрану тех или иных природных территорий все чаще исходила от ученых. А при выборе участка все большую роль играла не живописность, а ненарушенность — именно то, чем руководствовались создатели советских заповедников.

В СССР, где сеть заповедников с 1960-х годов понемногу залечивала раны, взгляд на заповедное дело тоже менялся. С 1971 года в стране создаются и национальные парки. Вокруг заповедников возникают охранные и буферные зоны, режим которых сходен с режимом национального парка. Две концепции охраняемых природных территорий развивались навстречу друг другу. Реформы 1990-х подстегнули процесс трансформации заповедников: оказавшись без денег и надежной государственной защиты, они вынуждены были искать новые источники финансирования. Практически во всех российских заповедниках в это время появляются центры приема посетителей, лавки с сувенирами и прочие атрибуты национальных парков.

Сегодня почти во всех странах принята точка зрения, согласно которой современный резерват должен одновременно быть эталоном естественных экосистем, убежищем для находящихся под угрозой видов, местом проведения регулярных исследований, зоной отдыха и познавательного туризма и просветительским центром.  

ЗАПОВЕДНЫЙ ГЛОССАРИЙ

Особо охраняемые природные территории (ООПТ) — участки земли, водной поверхности и воздушного пространства над ними, где располагаются природные комплексы и объекты, которые имеют особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение и изъяты решениями органов государственной власти полностью или частично из хозяйственного использования с установлением режима особой охраны.

Заповедник — согласно российскому законодательству, это категория особо охраняемых природных территорий федерального значения, полностью и бессрочно изъятая из хозяйственного использования в целях сохранения и изучения природных процессов и явлений, редких и уникальных природных систем, видов растений и животных. Такая территория закрыта для публичного посещения.

Заказник — разновидность ООПТ, на которой (в отличие от заповедников), при ограниченном использовании природных ресурсов, под охраной находится не природный комплекс в целом, а лишь некоторые его части: флора или фауна, отдельные виды животных и растений либо историко-мемориальные или геологические объекты.

Национальный парк — ООПТ, включающая природные комплексы и объекты, которые имеют особую экологическую, историческую и эстетическую ценность, и предназначенная для использования в природоохранных, просветительских, научных и культурных целях, а также для регулируемого туризма.

В России выделяют четыре типа национальных парков:

ОТКРЫТОГО ТИПА, где вся или почти вся территория доступна для публики; 


КУРОРТНОГО ТИПА — вокруг климатических или бальнеологических курортов, где доступ публики может быть частично ограничен; 


ПОЛУЗАКРЫТОГО ТИПА, где на большую часть территории посетителей не допускают, и она функционирует в режиме заповедника;


ЗАПОВЕДНЫЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПАРКИ, почти полностью закрытые для туризма и сохраняемые в интересах науки.

РЕЗЕРВАТ — территория, на которой охраняется один вид животных или растений, либо группа видов, либо весь природный комплекс. Таким образом, этот термин во многом синонимичен заказнику или заповеднику.

Комментарии

Оставить комментарий
Борис Жуков
Борис Жуков
14 Мая 2016

Также читают

Австралия / Брисбен
Заповедник Лоун Пайн
Заповедник Лоун Пайн
Кто любит коал? Все любят коал! Куда нужно отправляться за коалами? Конечно, в Австралию! А в Австралии куда? Конечно, в самый старый и самый крупный в мире заповедник коал — Лоун Пайн Коала.
Россия
Дом на селе
Дом на селе
В последние годы у российских путешественников наблюдается устойчивый интерес к русским усадьбам. У всех на слуху роскошные столичные Кусково и Останкино, принадлежавшие графам Шереметевым, усадьбы в Кузьминках, Алтуфьеве, Васильевском и Покровском-Стрешневе. Но этими архитектурными комплексами список русских усадеб, конечно же, не ограничивается.
Франция
Рождение империи
Рождение империи
Раннесредневековый ученый муж Григорий Турский уподобил рождение Франции природному катаклизму. Продолжая аналогию, можно с уверенностью заключить: именно этой стране было суждено многие века формировать политическую тектонику Европы.
Руанда
Руанда
Тех, кто мечтает о красочной экзотической Африке, часто отпугивают небезопасность и труднодоступность многих стран континента. Однако Руанда, не отвечающая стереотипам об африканских опасностях, может стать отличным выбором для увлекательной поездки.
Хорватия / Загреб
Плитвицкие озера
Плитвицкие озера
Один из красивейших природных парков Европы в самом сердце Хорватии.
Хорватия
Ожерелье Адриатики
Ожерелье Адриатики
С высоты архипелаг Бриуны напоминает рассыпанные в бирюзовой воде изумруды разной величины. Как и подобает драгоценному украшению, эти острова всегда привлекали роскошью своей природы сильных мира сего - от римских патрициев до первых лиц различных государств.
США
Нью-Йорк
Нью-Йорк
Соединенные Штаты — это целый мир. Яркая мозаика, состоящая из бесконечного множества непохожих друг на друга уголков. Но если и есть где-то место, в котором дух страны воплотился целиком, то это — Нью-Йорк. Крупнейший город США, настоящий Вавилон, такой же многоликий, как сама Америка.
Россия / Калуга
Никола-Ленивец
Никола-Ленивец
Это был мой второй визит в Никола-Ленивец. Первый раз я был здесь летом, во время фестиваля «Архстояние» и погода тогда нас совсем не баловала — низкие свинцовые тучи, дождь, порывистый ветер. Но это не смогло омрачить впечатлений, ведь многое, если не все, было для меня в диковинку. И вот, по прошествии нескольких месяцев, я снова здесь — в Никола-Ленивце.
50 ярких страниц истории. Дни, которые потрясли мир
50 ярких страниц истории. Дни, которые потрясли мир
Историю напрасно сравнивают с лентой, на которой последовательно расположены даты. Правильнее назвать ее калейдоскопом — подобно ярким стеклышкам, отдельные эпизоды складываются в причудливый узор; стоит немного сменить точку зрения — и его геометрия меняется. Но в любом случае нельзя не увидеть симметрию: все, что однажды изменило ход истории, отразится в других эпохах
Наше небо
Наше небо
Сначала человек освоил сушу, придумав колесо, потом — море, построив корабли. И лишь небо, пятый океан, никак не желало покоряться людям. Мы долго учились на ошибках, и сегодня тысячи самолетов ежедневно перевозят миллионы людей, связывая континенты все быстрее. Позавтракать в Люксембурге, провести переговоры в Нью-Йорке и в тот же день отправиться назад в Европу — какие-то сто лет назад это было немыслимо, теперь лишь вопрос денег.
Подписка на журнал