Новинка эволюции

Новинка эволюции

Он могуч, бегает со скоростью до 40 километров в час, чует любимую еду на расстоянии полутора километров — живой символ Арктики, белого медведя, легко описать не менее впечатляюще, чем любого супергероя. Однако даже Супермену можно нанести урон криптонитом — свой криптонит нашелся и на хозяина Севера.

Самый популярный белый медведь СССР, умка, свое имя получил не просто так: на чукотском оно звучит как «умкы» и в переводе означает «самец белого медведя». У народов, населяющих российскую Арктику, для этого вида млекопитающих много названий: белого гиганта зовут «ошкуй», «яввы», «урюнг-эге», «нанук», «сэр». В России, Канаде, Гренландии, на Аляске его изображение вышивают на одежде, а фигурки вырезают из камня, моржовых бивней, кости. Неудивительно, ведь белый медведь всегда был для людей, живущих далеко на Севере, не только легендой, но и существенной статьей промысла. Однако вот уже более 60 лет, как все изменилось.

Максимально утепленный

Когда именно белый медведь, или Ursus maritimus, стал самостоятельным видом, исследователи спорят до сих пор: одни утверждают, что это произошло 5 миллионов лет назад, другие — что всего 500 тысяч. В любом случае его можно назвать новинкой эволюции — для сравнения, самые первые млекопитающие распространились по Земле более 200 миллионов лет назад. А вот в вопросе о том, от кого произошел полярный хищник, ученые единодушны — «отцом» Умки явно был бурый медведь. Об этом говорит репродуктивная совместимость видов: некоторые зоопарки ставили опыты по скрещиванию белого медведя и гризли и в результате получили вполне здоровое потомство, которое назвали гроларом (от англ. grizzly + polar). Более того, появление гибридов отмечали и в дикой природе: полярных гризли видели на территории Канадской Арктики, а в Гренландии был выявлен гибрид второго порядка — потомок гролара и гризли.

Сейчас Ursus maritimus — самый крупный из млекопитающих и второй по размерам сухопутный хищник (его опережает лишь гребнистый крокодил). Обитают белые медведи в приполярных областях Северного полушария, на дрейфующих арктических льдах. В России насчитывается три их популяции: карско-баренцевоморская, лаптевская и чукотско-аляскинская. Глубоко в тундру животные заходят редко, но иногда появляются в континентальной части Чукотки. Существует гипотеза, что раньше этот вид обитал южнее — останки локтевой кости вымершего подвида гигантского белого медведя были найдены в Великобритании.

Символ Арктики в процессе эволюции получился весьма адаптивным: несмотря на внушительные размеры (самцы вырастают до 280 сантиметров в длину и 400–600 килограммов весом — и это не предел), он научился жить при очень низких температурах и продолжительной полярной ночи и может подолгу голодать. Хотя для поиска добычи он приспособлен прекрасно: тюленя видит на льду за 2–3 километра, а сильный запах при попутном ветре чует за 6 километров (без ветра — за полтора). Участков голой кожи, соприкасающихся со снегом и льдом, на лапах очень мало, и они прикрыты шерстью — медведь ходит по снегу будто в валенках. Это также помогает ему не скользить, а перепонки между пальцами облегчают плавание. А вот у бурых медведей пальцы и пяточные мозоли открыты, и это одна из причин, почему они ложатся в спячку зимой — чтобы не отморозить лапы. На суше белый медведь способен развить скорость до 40 километров в час (правда, ненадолго — иначе ему грозит перегрев), а еще отличается огромной выносливостью: был зафиксирован случай, когда медведица проплыла без передышки более 600 километров по морю Бофорта. Правда, не по собственной воле, виной всему было таяние льдов.

В популярном анекдоте спрашивается, как именно маскируется белый медведь, охотясь на пингвинов. Ответ — прикрывает лапой черный нос, чтобы тот не выделялся на фоне снега. В действительности белые медведи и пингвины обитают в разных полушариях, да и маскировать нос медведю нужды нет — что такое маленький нос на полностью белом теле 600 килограммов весом? Впрочем, на самом деле шерстинки белого медведя не белые, а прозрачные, поскольку полые внутри. Мех из таких шерстинок прекрасно пропускает ультрафиолет и обеспечивает зверю хорошую теплоизоляцию. За счет того, что волоски меха полые, в теплом климате шерсть иногда приобретает зеленый оттенок — внутри волосков заводятся микроводоросли. А кожа у белого медведя при этом темная, почти черная, — отлично улавливает ультрафиолетовые лучи. Любопытно, что «спрятаться», прикрыв лапой морду, белый медведь мог бы от тепловизора: если посмотреть на зверя через этот прибор, излучение тепла можно заметить только на морде — глаза, нос и пасть.

Разумеется, чтобы выживать в суровых условиях Арктики, тем более если ваш вес больше полутонны, нужно хорошо питаться. Когда белый медведь ест вволю, толщина его жировой прослойки превышает 10 сантиметров, что позволяет ему не мерзнуть даже в самые холодные зимы. Любимое лакомство хозяина Севера — кольчатые нерпы и морские зайцы, на которых он охотится со льдин. Может напасть и на моржа. При этом из туши тюленя или моржа взрослый медведь обычно в первую очередь выедает сало и кожу, а молодой — богатое белком красное мясо. Белому медведю требуется около 16 тысяч килокалорий в день — больше, чем человеку за неделю. В туше взрослой кольчатой нерпы около 100 тысяч килокалорий, так что новая нерпа нужна медведю примерно каждые пять-шесть дней — так он сможет «нагулять» необходимое количество жира. Задача непростая: в среднем на квадратный километр в Арктике приходится чуть больше двух нерп. Кроме того, коварные нерпы проводят под водой около 90% своей жизни, спокойно плавая кругами подо льдом толщиной в метр — совершенно недоступные. Но время от времени им приходится выныривать в маленькие лунки, чтобы подышать, — там-то их и поджидают медведи.

На площади около 2 квадратных километров нерпа делает с десяток таких отдушин. Дальше начинается «русская рулетка», или настоящая тихая охота — не чета грибной: медведь пытается угадать, где вынырнет нерпа, а нерпа — вычислить, около какой отдушины затаился медведь. У нерп очень чувствительные вибриссы, способные подать сигнал тревоги, даже если медведь просто переминается с лапы на лапу. Поэтому во время охоты белому хищнику приходится замирать, как статуя. У него всего доли секунды на то, чтобы захватить добычу, показавшуюся в небольшом круглом отверстии во льду. Но если он ее поймает, освободиться у нерпы уже нет шансов: когти 10 сантиметров в длину и трех в толщину и зубы, сила укуса которых больше львиной, медведя без обеда не оставят.

Зоолог Элин Лоренцен из Калифорнийского университета в Беркли выяснила, что обмен веществ у белого медведя устроен так, что сильное ожирение не убивает его, а, наоборот, дает возможность выжить: при огромном количестве холестерина в крови звери чувствуют себя прекрасно. Впрочем, полярный медведь удивительно всеяден: на суше не брезгует падалью, водорослями, рыбой и любыми животными, которых сумеет поймать. А еще белые медведи очень любопытны и обожают пробовать новое, что порой приводит к плачевным последствиям: к примеру, на свалках они с удовольствием дегустируют пластик и моторное масло.

В отличие от бурых собратьев, белые медведи не залегают в спячку — это было бы странно, учитывая то, что они живут в постоянной зиме. Однако в берлогу часть медведей на несколько месяцев все же удаляется — это беременные самки. Осенью они устраивают в снегу убежище из одной-трех комнат и впадают в легкий транс: температура их тела при этом не падает, а вот сердечный ритм замедляется. В целом самки меньше и легче самцов, их обычный вес — 150–300 килограммов, но ко времени изоляции в берлоге он порой достигает 500 килограммов. В период с ноября по февраль рождаются детеныши — поразительно маленькие, всего около 500 граммов весом. Как правило, на свет появляется от одного до трех детенышей, очень редко — четыре. У них настолько тонкая и нежная шерсть, что они выглядят практически голыми. Глаза у них открываются через месяц, а через пять малыши начинают выходить из берлоги вместе с матерью. Потом медведица опекает их еще два-три года. За всю жизнь одна самка приносит не более 15 детенышей. В России большинство берлог белые медведицы устраивают на острове Врангеля, на севере Чукотки, на Новой Земле и Земле Франца-Иосифа.

Между нами тает лед

Поеданием пластика с соусом из моторного масла уязвимость белого медведя не ограничивается. Все биологические особенности вида — большой размер, долгий период опеки детенышей, низкое генетическое разнообразие — делают его чувствительным к изменениям условий обитания, что в последнее время происходит нередко. Главных угроз медвежьей популяции три: браконьерство, таяние полярных льдов в результате глобального потепления и загрязнение Арктики.

СССР первым из стран, имеющих арктические территории, законодательно запретил охоту на белого медведя — в 1956 году. Исключение осталось лишь для коренных народов, для которых добыча медведя — вопрос выживания. Сейчас в России эти звери занесены в Красную книгу как уязвимый вид. Норвегия последовала за нашей страной в 1973-м, а в Дании (Гренландия), США и Канаде регулирующие документы появились существенно позже — и не везде запрет до сих пор полный. И если бы все было по закону, одной проблемой стало бы меньше. Но дело в том, что шкура белого медведя на черном рынке стоит очень дорого, поэтому браконьеры действуют на свой страх и риск — к сожалению, достаточно успешно, чтобы считать их серьезной угрозой.

Глобальное потепление лишает белого медведя дома и охотничьих угодий: на льдинах он проводит большую часть времени, а ледовый покров Арктики за последние десять лет сократился на 25%. Исследователи из Геологического бюро США полагают, что в ближайшие десятилетия он может уменьшиться еще на 42%. А российские ученые из МФТИ, МГУ, Арктического и антарктического научно-исследовательского института в Санкт-Петербурге и других институтов по результатам нескольких экспедиций пришли к выводу, что к концу XXI века Арктика рискует вообще остаться без постоянных льдов.

Неудивительно, что медведи стали продвигаться южнее — об этом, в частности, в январе 2020 года сообщали из Гыданского заповедника в Тюменской области. Это создает опасность для жителей северных регионов. Как правило, белые медведи в спокойном состоянии не нападают на человека, но есть и исключения: самки с детенышами, голодные самцы. В некоторых северных районах действует «Медвежий патруль» — группы волонтеров, которые отслеживают перемещения медведей, передают данные об этом экологам и распространяют информацию о том, как действовать при встрече с медведем. Первое и главное правило — не бежать и вообще никак не ставить себя в положение жертвы: медведи очень хорошо считывают язык тела. Как это ни странно, специалисты советуют вести себя агрессивно — делать резкие выпады в сторону хищника, использовать любые атакующие средства, оказавшиеся в вашем распоряжении, начиная с длинной палки и заканчивая перцовым баллончиком и звуковой гранатой. Причем отпугивающие средства важно использовать сразу, а не в последнюю минуту, когда медведь уже находится очень близко. Привычная еда полярных хищников — тюлени и нерпы, которые либо вальяжно отдыхают на льдине, либо быстро прячутся, но никогда не нападают. Человека как еду медведи обычно не воспринимают. При этом они осторожны (раненый медведь — плохой охотник и может умереть от голода) и любопытны — обычно направляются в сторону человека, чтобы посмотреть, что это за интересное создание бродит по их владениям. Однозначно не стоит самостоятельно подходить или подкрадываться к медведям (как это периодически делали советские полярники, угощавшие зверей сгущенкой), особенно к самкам с детенышами. Также плохая идея — ночевать в палатках в местах обитания белого медведя; если так все же придется сделать, обязательно нужны дежурные на ночь, в противном случае хищник точно решит проверить, что же находится внутри этого необычного объекта.

Что касается загрязнения, на Севере примерно те же проблемы, что и везде: радионуклиды, продукты сгорания топлива, тяжелые металлы, горюче-смазочные материалы, нефть. Поскольку живут представители вида, как правило, долго (в дикой природе около 30 лет), все это оказывает на них долгосрочное воздействие и сказывается на потомстве. Но есть места, где белому медведю еще живется привольно — особо охраняемые территории: Большой Арктический заповедник на полуострове Таймыр и остров Врангеля, Усть-Ленский и Гыданский заповедники в Республике Саха и в Ямало-Ненецком автономном округе, национальные парки «Русская Арктика» в северной части архипелага Новая Земля и «Берингия» в Чукотском автономном округе.

Сейчас в мире, по оценкам ученых, насчитывается от 25 до 30 тысяч белых медведей. Ожидается, что к 2050 году их станет меньше на 30%. В России в рамках национального проекта «Экология» впервые в истории собираются провести полный учет состояния популяции белого медведя. На это уйдет почти четыре года, с 2021-го по 2024-й. 

Комментарии

Оставить комментарий
Екатерина Ларина
Екатерина Ларина
5 Июня 2020

Также читают

Россия
Век российской Арктики
Век российской Арктики
Сохранилась русская карта Арктики 1904 года: в ее центре почти до самых канадских берегов красуется белое «неизслѣдованное пространство» — с точкой Северного полюса в середине. Но уже в 1914-м пароходы «Таймыр» и «Вайгач» впервые проходят будущий Севморпуть с востока на запад, экспедиция Георгия Седова пытается покорить полюс, а в столице выбирают имя для «последнего великого географического открытия» — Северной Земли. А что происходит в Арктике сегодня, спустя столетие?
Когда растает лед
Когда растает лед
Таяние ледяного панциря, повышение уровня Мирового океана, смещение границы льдов все ближе к полюсам — таков тревожный набор ассоциаций, все чаще возникающих, когда речь заходит о Северном или Южном полюсе. Глобальное потепление пугает современную цивилизацию, порождая массу кривотолков и домыслов в духе pop science. Человечество пристально следит за тем, как сокращается площадь ледяных шапок, — и нередко забывает, что подобные процессы планете уже приходилось переживать. И не единожды.
Свободное плавание
Свободное плавание
2013 год для Арктики стал действительно историческим: в конце лета льды впервые освободили мореходам оба великих пути, Северный и Северо-Западный проходы. Природа наконец подарила человечеству то, о чем оно грезило как минимум c XVI столетия, — возможность свободно провести суда через Северный океан и не застрять во льдах. Discovery вспоминает, как это было.
Лёд и парус
Лёд и парус
Пройти под парусом через арктические воды — рискованная задача, даже в наш век глобального таяния льдов. Требуется изрядная доля мужества, чтобы решиться отправиться в подобное плавание, — и, конечно, огромная работа по подготовке корабля к суровым условиям Арктики.