Быстрый вход / регистрация (кликните на вашу соцсеть)
Мне интересна:
В своем кругу

В своем кругу

Многие путешественники мечтают отправиться на край света. И отчаянно спорят друг с другом, где же этот край света находится — то ли на Огненной Земле, то ли в канадском Нунавуте, то ли где-нибудь в Исландии. В прежние времена среди европейцев наблюдалось куда большее единодушие: краем света они однозначно считали Португалию, о берега которой разбиваются волны Атлантики. Что там, за океаном, португальцы узнали в 1520-е, совершив первую в истории кругосветку и открыв множество неведомых земель. Настало время нам самим открыть Португалию — страну, которая целиком умещается на краю света.

Албукерке, Сильва и Рибейра

Предвкушение первой встречи с новенькой Audi A5 было волнительным. Еще бы: над внешностью предыдущего поколения работал сам Вальтер де Сильва — и не просто работал, а считал первую «пятерку» самым удачным своим детищем, в котором он сумел соединить динамику, стильность и элегантность. А потому на тех, кто работал над вторым поколением после ухода Сильвы с поста шеф-дизайнера концерна WV, лежала большая ответственность — сделать как минимум не хуже.

Трудно не заметить, что эффектное купе второго поколения стало чуть более брутальным, на смену абсолютной плавности пришли рубленые линии, а в изгибе капота прочитываются однозначные аллюзии на WV Beetle. Казалось бы, что у них общего? Но факт в том, что нынешний шеф-дизайнер Audi Марк Лихте — тот самый человек, который работал над последней версией «Жука». Так что будем считать это элементом identity дизайнера.

Что касается identity самой новой «пятерки», то тут все в порядке. В одном из интервью Сильва рассказывал, что Audi всегда можно узнать всего по двум элементам — геометрии фар и щитообразной решетке радиатора — и что на самом деле совершенно все равно, что там с остальными элементами. Но у A5 хорошая наследственность видна со всех сторон: команда Лихте, изменив подход к работе с объемом, бережно отнеслась к заложенным мэтром Сильвой пропорциям даже в мелочах.

Что вы представляете себе, когда речь заходит о Португалии? Желтые трамваи Лиссабона? Разноцветную затейливую керамику Ситжеса? Виноградники на берегах реки Дору, где, как уверяют легенды, виноградари выжимают вино из камня голыми руками? Нет, это все, конечно, приходит на ум при упоминании этой страны — но во вторую очередь. А в первую — Португалия остается страной великих людей, великих мореплавателей и спортсменов.

Рикарду Карвалью и Жуан Моутинью, Нани и наш почти родной Дани, легенда спорта Луиш Фигу и один из главных любимчиков планеты, Криштиану Роналду — все это гордые сыны небольшой Португалии. Футболом спортивные таланты ее жителей не исчерпываются. Стоит вспомнить только велогонщика Руя Кошту, марафонскую бегунью Розу Мота или, например, Филипе Албукерке, успевшего перепробовать себя едва ли не во всех автоспортивных форматах, от картинга и «Формул» до кузовных гонок. Этот уроженец Коимбры однажды даже стал чемпионом чемпионов, выиграв в 2010 году гонку Race of Champions, — а на следующий год дебютировал в чемпионате DTM, за рулем той же модели Audi A4, на которой к финишу примчались серебряный и золотой призеры сезона. Надо сказать, к Audi Албукерке вообще испытывает симпатии: в серии SuperStars он и сам дважды брал серебро на Audi RS4. Словом, можно считать это главным аргументом в пользу того, чтобы прокатиться по Португалии именно на Audi. Тем более что автокудесники из Ингольштадта выкатили второе поколение Audi A5, и Португалия — хороший повод испытать это купе в деле. Хотя разве нужен повод для того, чтобы получить чистое удовольствие?

Весь тот присущий модели динамизм, который не поместился в очертания экстерьера, можно найти внутри. В интерьере его хоть отбавляй. Вставки под карбон, низкая посадка в «спортивных» креслах, наконец, стесанный руль — немедленно вызывающий желание взяться за него и умчаться вдаль, подражая Албукерке. Дороги в Португалии, конечно, не столь идеальные, как в родной для Audi Германии, — но уже одного взгляда на карту Португалии достаточно, чтобы понять: отправляясь сюда, было бы обидно предпочесть автомобилю какой-то другой вид транспорта и упустить великолепные панорамные виды.

Первый из них разворачивается сразу же по прибытии в страну, на подступах к Порту: сине-зеленые воды Дору и почти летящий над ними ажурный мост. Всего один пролет, сплетенный из металлического кружева, настолько тонкого, что непонятно, как он вообще здесь держится. Мост, получивший имя Понте-де-Дона-Мария-Пиа, в честь жены португальского короля, появился здесь в 1877 году вместе с железной дорогой. Это выдающееся инженерное сооружение — дело рук Гюстава Эйфеля, ставшее для него полем экспериментов с криволинейными структурами, которые впоследствии нашли применение в статуе Свободы и в его знаменитой парижской башне. Сегодня движения по мосту уже нет: последний поезд прошел здесь в 1991-м, сооружению присвоили статус памятника, а для поездов в двух шагах построили бетонный Понте-де-Сан-Жуан.

Сразу за мостом бьется историческое сердце Порту — города, который, собственно, дал имя всей стране, соединившее названия двух римских поселений, Портуса (что значит просто «порт») и Кале, города с греческим именем, стоявшего на другом берегу Дору. «Портукале» эту страну стали называть мавры, не слишком подкованные в классических языках и не стремившиеся разбираться в вопросах этимологии. Название прижилось настолько, что, когда мавров изгнали, новые христианские власти тоже не стали копаться в происхождении слов и провозгласили эти земли графством Португалия. А Портус так и остался просто Портом, городом моряков, рыбаков и купцов.

Вероятно, именно тогда и родилась известная присказка насчет того, что «в Лиссабоне кутят, в Коимбре учатся, в Браге молятся, а в Порту работают» — добывая деньги на нужды португальской короны, снаряжавшей невероятные морские экспедиции по всему свету. К тем, кто жил за их счет, жители Порту относились настолько презрительно, что аристократам было запрещено задерживаться в городе дольше трех дней. И уж тем более — возводить дворцы. Исключения не делали даже для короля Португалии — приезжая в Порту, он останавливался в Епископском дворце. Дворец и величественный темно-серый кафедральный собор — это, пожалуй, два главных свидетеля золотого века Порту, дожившие до наших дней. От них город струится вниз черепичными крышами и узкими улицами, которые то и дело переходят в ступени — так что сюда стоит отправляться гулять на своих двоих.

Прогулка между тесно составленных домиков, где сушится белье, торгуют сардинами, поют на окнах птицы в клетках, неизменно приводит на набережную Рибейра. Оставшийся за спиной квартал — он называется Байрру-да-Се — хоть и значится в реестре Всемирного наследия ЮНЕСКО, но «туристическим» кажется только издалека. Может, и к лучшему: все эти разноцветные решетки, выложенные изразцами фасады, фикусы на тротуарах так и остаются спрятанными от посторонних глаз сокровищами.

Возможно, любопытные туристы вскоре сюда и доберутся — но пока они в основном ограничиваются Рибейрой, набережной Дору, куда стекают многочисленные улочки центра Порту. Путешественники делают обязательный тур по кафе (кофе по пути постепенно сменяется мадейрой) и в конце концов оказываются у опор еще одного моста — в состоянии некоторого дежавю. Выкрашенная светло-голубым ажурная металлическая спина, крутой изгиб, поднятый над Дорой, — такой же, как у Понте-де-Дона-Мария-Пиа. Это не совпадение: здешний мост, Понте-де-Дон-Луиш (на сей раз он носит имя не королевы, а короля) — младший брат того, что мы уже видели. Его строил ученик Эйфеля Теофил Сейрига, под чутким руководством мэтра, — и, как полагают в Порту, даже превзошел своего учителя. Во всяком случае, именно этот мост считается главной городской эмблемой. И по нему до сих пор можно пройти или проехать. Правда, если на автомобиле, то только по нижнему ярусу: верхний, с которого открываются великолепные виды на город, в 2003 году отдали скоростным трамваям и пешеходам. Зато, проезжая по нижнему ярусу, можно во всех подробностях рассмотреть инженерные достоинства сооружения.

Путь на маяк

Кстати, раз уж речь зашла об инженерных достоинствах и остроумных металлических конструкциях, то Audi A5 нового поколения в этом отношении тоже есть чем похвастаться. Кузов стал легче, прочнее и жестче — и это при том, что доля термоупрочненной стали в нем уменьшилась, а низкоуглеродистой — возросла.

Легкости новому поколению автомобиля — во всяком случае, применительно к «заряженной» версии S5 — добавила и конструкция двигателя. Под изогнутым капотом — новая «шестерка», собранная из восьми сотен деталей, почти каждая из которых была оптимизирована настолько, чтобы в сумме сбросить целых 14 килограммов — по сравнению, например, с аналогом, который стоит на Q7. Новый V6 в 354 «лошади» дополнен восьмиступенчатой автоматической коробкой ZF и... впечатляющим звуком.

Audi — одни из немногих автомобилей в мире, фанаты которых на форумах всерьез сравнивают звучание моторов разных моделей — так, словно обсуждают классическую музыку. Возможно, это тоже элемент identity марки — в конце концов, Audi на латыни значит «слушай». На португальских дорогах шум мотора сливается с шумом ветра — который тут, похоже, не унимается никогда. Эта своеобразная дорожная симфония добавляет кайфа драйверским ощущениям: A5 лихо «вкручивается» в повороты за счет активного заднего дифференциала и по-спортивному жесткой подвески. Ощущения можно корректировать под себя — меняя предзаданные режимы или редактируя режим Individual. Очень пластичная машина.

«Арока», — сообщает система навигации, показывающая карту местности сразу за «баранкой». Создатели A5 нового поколения отказались от классической приборной панели, ужав кокпит до размеров одного экрана, транслирующего то приборы, то карты, а то все это сразу. В результате чувствуешь себя за рулем машины времени — особенно в Ароке, городке, посреди которого красуется церковь возрастом больше тысячелетия. Типичная патриархальная Португалия, неподвластная течению лет.

Следующий пункт нашего пути, наоборот, имеет вид не слишком португальский — напоминая то ли Бельгию, то ли Нормандию, то ли северную Германию. Ильяву — португальский курорт «для своих», бывшая рыбацкая деревня, обросшая фешенебельностью и сумевшая возвести в культ свои полосатые, как матроски, домики: португальцы уверяют, что их оттенки не повторяются. Такие же полоски, только горизонтальные, мелькают на «тельняшках» туристов и на маяке, высящемся над следующим городком, Авейру. В такие места стоит заезжать, чтобы прочувствовать: Португалия — это граница между обитаемым миром и бушующим океаном. И, может быть, однажды добраться до маяка на мысе Рока — самого последнего края света.

Комментарии

Оставить комментарий
Наталия Штаева
Наталия Штаева
21 Сентября 2016

Также читают

Россия
Audi A4: будущее под контролем
Audi A4: будущее под контролем
Выбирая маршрут для очередного автопутешествия, мы ни минуты не сомневались: ехать нужно в инновационный центр «Сколково». Идею подсказал сам автомобиль, оказавшийся в нашем распоряжении: новый Audi A4, буквально сотканный из инноваций.
Германия
Дойчланд драйв
Дойчланд драйв
Автопутешествия хороши в любой сезон: хоть зимой, хоть летом, хоть сейчас, в межсезонье, когда красоты золотой осени уже осыпались, а зима вступает в свои права только в горах. Самое время сесть за руль и отправиться в Германию — страну, которая считает автодороги одной из главных своих достопримечательностей.
Португалия
Лиссабон
Лиссабон
Поэтическая Португалия, где даже разговоры звучат как нежная песня, увенчивается своей непревзойденной столицей — уютным, волшебным, сказочно-прекрасным Лиссабоном, который, помимо всего прочего, еще и находится на берегу океана, что добавляет звонкую ноту к романтическому ореолу этого города.
Португалия
Португалия
Романтическая Португалия — страна, где, кажется, даже песок имеет цвет более яркий и насыщенный, чем песок в других местах; страна мечты, куда каждый, кто побывал здесь хоть раз, стремится вернуться неоднократно.
Франция
Все оттенки удовольствия
Все оттенки удовольствия
Еще утреннее, но уже яркое солнце отражается в штампованном металле. За бортом сливаются два оттенка лазури — морской и небесной. Колеся вдоль Лазурного Берега на лимитированной версии Škoda Rapid, легко представить, что в руках — не руль автомобиля, а яхтенный штурвал.
Двигатели прогресса
Двигатели прогресса
Историки до сих пор спорят, что же считать первым предшественником автомобиля — самодвижущиеся машины на пару, «самокатную повозку» Кулибина или вовсе известную по чертежам Леонардо повозку с пружинным приводом. Нет, пожалуй, стоит все-таки отсчитывать автомобильную эру с изобретений Даймлера и Бенца. Ведь именно им удалось не просто стать остроумными экспериментаторами, а триумфально въехать в нашу жизнь — и навсегда изменить ее.
США
«Дрэг» — это культура!
«Дрэг» — это культура!
Вы представляете себе, что такое разгон до 100 км/ч за одну секунду? Это всего лишь сказать «раз», а на спидометре уже сотня. А еще через три секунды — финиш, позади дистанция в 402 м. И да — это на автомобиле.
Италия
Укрощение стихии
Укрощение стихии
Это и впрямь ураган. Буря, которая разрешает собой управлять. Полноприводные 610 л. с., облеченные в божественной красоты оболочку, позволяют чувствовать себя практически сверхчеловеком — по крайней мере, пока ты находишься в салоне Lamborghini Huracan. В этом вся магия суперкаров.
Швейцария / Женева
Женевский автосалон
Женевский автосалон
Автовыставка
Дивный новый мир
Дивный новый мир
Перемены, которые ждут нас в ближайшее время, повлияют на нашу жизнь так же всеобъемлюще, как появление автомобилей или сотовой связи. Мир станет еще более комфортным и приспособленным к нашим желаниям, даже невысказанным, но потребует отдать кое-что взамен.