«Правь, Британия!»

«Правь, Британия!»

Великие географические открытия связаны не только с романтикой дальних странствий и головокружительной неизведанностью новых континентов. Эта эпоха положила начало одному из центральных событий мировой истории - колониальной экспансии Европы и распространению европейской цивилизации на весь мир.

Прежде чем сформировалась мировая колониальная система, должны были произойти другие события, гораздо менее ошеломляющие; их современники сознавали, что начинается новая эпоха, но вряд ли представляли себе ее будущий масштаб. Генуэзский мореплаватель Христофор Колумб в конце XV века предложил свой проект - достичь Индии, плывя на Запад через Атлантику - трем европейским монархам. И везде получил отказ. Проект в конце концов заинтересовал испанскую корону - и вот в 1492 году экспедиция Колумба на трех кораблях, названия которых вполне известны и сейчас - «Санта-Мария», «Нинья» и «Пинта», отправляется в путь. Предшествовавший этим событиям опыт португальского первооткрывателя Энрике Мореплавателя и последующие экспедиции Васко да Гамы и Фернана Магеллана, прочно вошедшие в мировую историю, были полны весьма случайных и неожиданных открытий - каким стало в том числе и открытие Америки.

За следующие пять веков колониальной эпохи практически все европейские страны успели побывать в роли метрополий, то есть государств, имеющих заморские колонии. Но не было ни одной державы, которую по масштабу колониального владычества можно было бы сравнить с Британской империей. К 1940-м годам она занимала 37 миллионов квадратных километров (около четверти территории земной суши) и насчитывала 500 миллионов человек. Это означало, что почти каждый четвертый житель планеты был подданным британской короны. Над владениями монархии никогда не заходило солнце. Правда, путь к настоящему мировому господству был долгим. И не Британия стояла в авангарде первых колониальных империй.

За золотом

Известнейший испанский мореплаватель и путешественник Эрнан Кортес сказал однажды, что он переплыл океан не ради того, чтобы работать как крестьянин, а ради золота. Это стало подлинным девизом эпохи. Правда, европейцы искали не одно лишь золото «в чистом виде» - изначально единственной первопричиной, которая заставляла снаряжать огромные фрегаты и плыть в неизвестность, были пряности. Их использовали не только как гастрономические изыски, они требовались для сохранения заготовленного мяса. Именно на перце, мускате, гвоздике и имбире торговцы сколачивали целые состояния. На заре колониальной эпохи лидерами в этом процессе были Испания и Португалия. Еще задолго до тайных разделов мира политиками ХХ века испанцы и португальцы открыто поделили всю Землю в маленьком городке Тордесильясе в 1494 году на две части: Восточное полушарие отходило в сферу интересов Португалии, а Западное - Испании. Не прошло и двух веков, как в колониальную схватку включились другие европейские державы, среди которых была и Британия. Внутренняя ситуация в Англии, ее экономическое и социальное развитие сделали возможным беспрецедентное расширение ее мирового влияния. Внушительный рост населения - к концу XVI века оно составляло около 4 миллионов человек, в то время как в начале того же столетия - 2,5-3 миллиона; высокий уровень урбанизации и развития коммуникаций (обусловленный компактностью английской территории) - вот некоторые из социально-экономических характеристик нарождающегося колониального гиганта. Крупные города, первый среди которых, конечно же, Лондон - настоящий мегаполис своего времени, Манчестер, Ливерпуль, Йорк и другие; мощные порты, такие как Бристоль и Ньюкасл, соседствуют со множеством небольших центров, преимущественно сукнодельческих. Именно сукно, текстильная промышленность - основа английского экономического могущества. В XVI-XVII веках в технологии производства сукна не происходит значительных сдвигов, но качество ткани возрастает - за счет разведения новых пород овец, использования особой воды и красителей. Развитию текстильной промышленности также способствует развитие мануфактуры.

В правление Генриха VIII (1491-1547) в результате Реформации национальная английская церковь становится независимой от папского престола. Начавшись с конфликта личных интересов Генриха и позиции папы римского, этот процесс приобретает совсем другой масштаб и приводит к освобождению английской церкви и складыванию протестантской этики, которая во главу угла ставит труд, а не пост и молитву.

Другим весьма заметным достижением эпохи Генриха стало формирование одного из главных средств английской экспансии - флота, который современники называли «деревянными стенами Англии». Помимо выполнения оборонительных функций английский флот участвует в торговле и морских экспедициях в неизведанные земли, для поиска новых рынков сбыта.

Именно в рамках такой экспедиции эскадра Хью Уиллоуби в 1553 году, пытаясь найти северо-восточный путь в Индию и лишившись двух кораблей в Белом море, оказалась в устье Северной Двины и установила торговые отношения с Россией, положившие начало длительным экономическим и дипломатическим контактам. В 1555 году английские купцы создали в Лондоне торговую «Московскую компанию».

Менее консервативная и гораздо более гибкая, чем испанская и португальская короны, Англия отдала колониальную экспансию на откуп частным компаниям, которым были присущи рациональный расчет и заинтересованность в получении быстрой прибыли. Так 31 декабря 1600 года на свет появилась Ост-Индская компания.

Торговые компании - новое явление, характеризующее именно колониальную эпоху. Существовало две разновидности таких компаний: регулируемые, где каждый член осуществляет торговлю на основе собственного капитала, подчиняясь общим правилам, и акционерные - товарищества, где пайщики объединяют средства, а затем делят прибыль и убытки в соответствии со своей долей капитала.

 Уже в первые годы XVII столетия англичане не просто потеснили, а выбили португальцев из Ост-Индии, основав на западе полуострова Индостан первые опорные поселения. Английские форты в скором времени появились и на востоке полуострова. Это был первый и, может быть, решающий шаг в утверждении мирового колониального могущества Британской империи - и Аравийское море, и Персидский залив оказались в сфере влияния Англии.

Для своего продвижения британская корона не брезговала никакими методами. Хитроумные политики умело играли на междоусобной розни, царившей на Ближнем Востоке, поддерживая то одну, то другую противоборствующую сторону. Если дипломатические трюки не помогали, то в ход шла военная сила.

Конечно, у Англии были конкуренты. Голландия, одновременно с ней включившаяся в колониальную гонку, успешно набирала обороты. Захватив стратегически важные пункты на мысе Доброй Надежды и острове Ява, голландцы стали неумолимо теснить англичан, вынудив их сосредоточить свое внимание лишь на Индии. Однако, как говорится, все, что ни делается, - к лучшему. Это британская монархия поняла уже в конце XVII века, когда в Европе изменился спрос на колониальные товары. И если голландцы сосредоточили свое внимание лишь на пряностях, уповая на их традиционную доходность, то обладание Индией сделало возможным для британцев поставлять в Европу шелк, фарфор, краситель индиго, а главным европейским фаворитом стал хлопок. Именно на хлопок спрос к XVIII веку возрос как никогда прежде. Это объясняется тем, что Европе стали необходимы новые ткани, более легкие и прочные, нежели раньше. Потребовались они и новой социальной группе, жившей под вечно палящим солнцем, задыхающейся от беспрерывной жаркой работы. Рабы в Америке - вот кого необходимо было содержать европейскому капиталу. Колонизация шла не только на Востоке, но и на Западе, принимая там совсем иные формы.

Земля обетованная

Колонизацию земель по ту сторону Атлантики начали еще португальцы и испанцы. Их основные интересы лежали в Южной Америке. Однако, включившись в колониальный раздел мира, Англия быстро распростерла свою длань и над американским континентом. Приоритетной стала экспансия в Северную Америку. Если на Востоке у англичан были лишь опорные пункты, то в Северной Америке доминировали переселенческие колонии, основанные на полном вытеснении местных жителей. Здесь пытались создать «новую Европу» - англичане первыми поняли, что колонии можно использовать как своеобразный «клапан», позволяющий избавиться от излишнего населения и социально опасных элементов. Америка стала настоящей землей обетованной для множества тех, кто переселялся сюда в поисках веротерпимости, в то время как старую Англию пожирали конфессиональные раздоры. Английские пуритане стали первыми поселенцами за океаном и начали воспринимать себя как «избранный народ». Эта идея исключительности во многом определила формирование национальных стереотипов, которые по сей день существуют у американцев.

Британские североамериканские колонии быстро умножались, и уже к концу XVII столетия их стало 13. Переселенцы обрабатывали землю, постоянно сражаясь за нее с индейскими племенами. Вскоре в этих колониях начинает активно развиваться плантационное хозяйство с применением труда рабов. Рабство - одна из одиозных черт колониальной экспансии - на несколько веков стало одним из ее символов. Рабов в колонии доставляли из Африки - по примерным подсчетам, с XV до XIX века в Америку было вывезено 15 миллионов человек. Связь Европы и Америки проходила под знаком так называемой «треугольной торговли»: европейские промышленные изделия - в Африку, африканские рабы - в Америку, американские товары - в Европу.

Диктат силы

Колониального господства Англия достигла прежде всего силой. Лидеры европейской экспансии, Португалия и Испания, совершенно не хотели расставаться с нажитым, да и новые участники сражения за колонии не бездействовали: Голландия и Франция стремились отхватить от заморского пирога куски посолидней. Колонии начинают играть все большую роль, все активнее включаясь в экономику метрополий.

В условиях жесткой конкуренции Англия взялась за оружие. Сами колонии не являлись действующими лицами в борьбе - полем военных сражений была Европа. Вначале новые претенденты объединились: Англия старалась действовать в союзе с Голландией и Францией, чтобы уничтожить бывших колониальных сеньоров Испанию и Португалию. Морская мощь Испании была подорвана в 1588 году разгромом ее флота, Непобедимой армады, у английских берегов. На этом британцы не остановились и вскоре уже выступили с требованием свободного плавания в Вест-Индии, традиционной зоне владычества испанцев. Испания ответила непримиримым отказом. Тут-то в очередной раз и проявилось английское хитроумие - Британия поддержала Францию в войне против Испании. Пиренейский мир 1659 года, завершивший эту войну, означал конец испанского колониального владычества.

Еще раньше Англия расправилась с Португалией. После войны с Англией 1650-1654 годов Португалия оказалась в жесткой зависимости от Британии, которая получила право свободной торговли во всех теперь уже бывших владениях пиренейской державы. Два старых лидера ушли в небытие, и на сцене окончательно утвердились новые актеры.

Как отмечает авторитетный историк Нового времени Анатолий Адо, во второй половине XVII и первой половине XVIII века главное место в борьбе за колонии занимают те державы, где раньше сформировались централизованные монархии и где общегосударственные интересы одерживают победу над интересами того или иного правящего дома.

Началось время англо-голландских войн, которые привели не просто к поражению Голландии. Она потеряла свое торговое и морское преобладание в экономике того времени. Из трех новых претендентов на колониальное владычество остались двое: Англия и Франция.

Обе страны имели схожую позицию в колониальном вопросе: заморские владения и для той, и для другой были не просто поставщиками экзотических товаров, а источником сырья для промышленности. Оба государства часто сталкивались в борьбе за рынки сбыта. Европейские войны XVIII века приобрели совершенно новый масштаб - театрами их военных действий стала не только Европа. Теперь война шла и в колониях. Этот раунд англо-французского колониального соперничества закончился полным поражением Франции. Успех английского оружия превратил Британскую монархию в единовластную владычицу морей. Именно в XVIII веке появляется второй гимн империи, знаменитая песня «Правь, Британия, морями!».

 

Стремление к счастью

Французский просветитель Анн Робер Тюрго писал, что колонии подобны фруктам - висят на дереве метрополии, пока не созреют, а затем падают от собственной тяжести или внешнего толчка.

Казалось, что английский колониальный успех должен быть с восторгом воспринят и переселенцами в Северной Америке. Однако окрепшие английские колонии, после 1763 года не видя больше французской угрозы в Северной Америке, почувствовали свою силу и стали требовать от метрополии обеспечить им представительство в английском парламенте для участия в вопросах налогообложения. Английский король не обратил на это внимания. Ситуация в колониях же накалялась с каждым днем. Главным лозунгом стали слова известного американского политического деятеля тех лет Джеймса Отиса: «Нет налогам без представительства!» Вскоре началась вооруженная борьба. Британии не удалось на этот раз применить ни действенную военную тактику, ни удачную дипломатию. В Европе Франция, жаждавшая реванша за все свои прежние поражения, сколачивала коалицию, укрепив свои связи с Австрией, Испанией и Голландией. Если английский флот и мог противостоять каждой из этих стран в отдельности, то всех вместе ей было не одолеть. Жители колоний приняли в 1776 году знаменитую Декларацию независимости, провозгласив, что для каждого человека свойственно «стремление к счастью» и свободе. Борьба с тиранией признавалась законным правом каждого народа. Уже через два года молодое государство было признано Францией. После кровопролитных боев Англия, находившаяся на грани финансового кризиса, была вынуждена подписать с Францией мир и признать независимость нового государства - Соединенных Штатов Америки. Это был первый в истории случай деколонизации.

 То, что американское государство, колыбель либерализма и вторая родина уважения к правам человека, буквально родилось из колоний, выглядит историческим парадоксом. Но возможно, что это и обусловило характерные особенности дальнейшего социального и политического развития США.

Можно сказать, что утрату североамериканских колоний британцы в каком-то смысле восполнили в Австралии, которую исследовал знаменитый мореплаватель Джеймс Кук. В 1788 году в залив Порт-Джексон (где была основана будущая столица Австралии, Сидней) прибыла английская эскадра из 11 кораблей, которая, исполняя предписание парламента, привезла на недавно открытый материк каторжников из английских тюрем.

Жемчужина в короне империи

Так во второй половине XIX века называли Индию - самую большую колонию Британии. В это время владения англичан в Индии расширились до естественных границ субконтинента. Страх потерять господство над ним заставлял завоевателей идти на дальнейшую экспансию в этом регионе, создавая своеобразную буферную зону, чтобы никто и близко не подобрался к главному английскому сокровищу. Вначале колониальное проникновение в Индию осуществлялось Ост-Индской торговой компанией, но в XIX веке ее упразднили и передали весь контроль британской короне в лице вице-короля - пост, специально созданный для Индии. Идея пересмотра управления этими владениями родилась у англичан только после кровопролитного восстания сипаев 1857-1858 годов, спровоцированного культурным и религиозным конфликтом с англичанами. Впрочем, «белые хозяева», жестоко подавившие мятеж, умели учиться на своих ошибках. Коренным образом была пересмотрена вся политика в Индии: произошла реформа армии, были приняты меры по усилению распространения английского языка и культуры, были учреждены три первых университета.

Индия имела для Великобритании огромное значение, как экономическое, так и военно-стратегическое. Сохранив свою прежнюю роль поставщика экзотических товаров, Индия превратилась в 150-миллионный рынок сбыта. В военном отношении она представляла не меньшую ценность. Благодаря Индии Англия впервые получила собственного «континентального» солдата, причем такого, который ей ничего не стоил! Стратегическое значение Индии для Британии трудно переоценить - никто в Европе не смел оспаривать здесь английское владычество, а охраняя индийские границы, Англия создала себе новые колониальные ресурсы, окончательно укрепившись на берегах Индийского океана.

Если за XVIII век внешнеторговый оборот Англии увеличился в 5 раз, то в течение XIX века - в 15 раз. Основную долю в экспорте занимали ткани и пряжа. В 1824 году в Индию ввозился из метрополии 1 млн ярдов тканей, в 1890-м - 2,2 млрд. Еще более впечатляет импорт пряжи: с 1818 по 1836 год он вырос... в 5200 раз!

Схватка за Африку

Колониальное преобладание Англии базировалось на трех главных столпах - стратегическом владении важными опорными пунктами в разных частях Мирового океана, на собственной обширной колониальной империи и на безусловном экономическом лидерстве. В основе усиления колониальной экспансии Англии в XIX веке лежали два фактора - демографическая революция и промышленный переворот. Население Европы постоянно росло, увеличившись со 190 миллионов до 423 миллионов человек. Переизбыток населения явился толчком к дальнейшей колонизации, а промышленный переворот с изобретением новых технических средств упростил переселение на другие континенты. Кроме этого, промышленности были необходимы сырье и рынки сбыта - и колониальная экспансия стала нужна внутренней экономике европейских стран. Они начали искать территории, еще не в полной мере охваченные колониальной экспансией. Таким плацдармом стала Африка.

Европейцы начали селиться в Африке с XVII века. Здесь были опорные пункты и англичан, и французов, и голландцев, и испанцев, и португальцев. Во второй половине XIX века Англия начинает свое мощное продвижение, постепенно вытесняя других европейцев. На Черном континенте опять дало себя знать англо-французское соперничество. Да еще как! Столкновение обеих держав из-за обладания Египтом в конце XIX века чуть не разожгло мировую войну. Экономическое проникновение в Египет французов стало очевидным, когда речь зашла о строительстве Суэцкого канала, обеспечивавшего короткий путь из Европы в Индию. Долгое время англичане не верили, что этот проект может увенчаться успехом. Однако они ошиблись. Страх потерять Индию заставил английское правительство, прибегнув к различным ухищрениям, выкупить контрольный пакет акций у египетского паши. «Великую сделку» осуществил английский политик Бенджамин Дизраэли, сговорившись с известным банкиром Ротшильдом и купив акции канала за 4 миллиона фунтов стерлингов. Но французы не собирались сдаваться без боя. Если у англичан был план соединения всех колоний в Африке по линии Каир - Кейптаун, то есть с севера на юг, то Франция мечтала о колониальном слиянии с запада на восток. Рано или поздно этим линиям суждено было пересечься. Это случилось в 1898 году в маленькой деревушке Фашода на Верхнем Ниле. Первым ее занял французский отряд, однако вскоре столкнулся с отрядом англичан, требовавших немедленно уйти из зоны их влияния. Фашодский кризис стал апогеем англо-французского колониального соперничества. Под давлением всех внешне- и внутриполитических обстоятельств, перед угрозой реальной войны Франция была вынуждена уступить.

Кстати, именно в Фашодском инциденте берет свое начало знаменитая Антанта. Многие ошибочно считают ее военным союзом. Однако в англо-французской Антанте речь шла о мирном урегулировании колониальных вопросов. Важнейшей частью этого соглашения был договор о разграничении сфер влияния в Египте и Марокко. Франция признавала за Британией права на Египет, а Англия за Францией - на Марокко.

Коварный альбион

Международные договоренности - особая статья в британской политике. Всегда и везде преследуя свои колониальные интересы, Лондон провозгласил принцип «свободы рук» и не собирался связывать себя долговременными союзническими обязательствами, разрывая их, как только они начинали угрожать выгоде империи. Британская корона строила свою внешнеполитическую линию на постоянном лавировании между разными силами. Этический компонент политики мало волновал англичан. Например, провозгласив антирусский курс, Британия повернулась лицом к Турции. В конце 1870-х она фактически поддержала заключение Тройственного союза между Германией, Италией и Австро-Венгрией только потому, что он носил антирусскую и антифранцузскую направленность. А спустя пару десятилетий резко сменила приоритеты, соединившись с Россией и Францией под знаменами Антанты, противопоставившей себя Тройственному союзу и усилившейся Германии.Впрочем, антирусские настроения долго владели умами английских властей. Именно благодаря им в международную фразеологическую копилку вошло выражение «большая игра», обозначившее империалистическое соперничество между британской и русской коронами за господство в Центральной Азии, развернувшееся в 1813-1907 годах.

 

Комментарии

Оставить комментарий
Анна Орехова
Анна Орехова
15 Декабря 2015

Страна: Флаг Великобритании Великобритания

Великобритания фото
  • Валюта:
    фунт стерлингов, GBP
  • Употребляемые языки:
    английский, шотландский, валлийский, ирландский
  • Получение визы:
    Виза через посольство
  • Столица:
    Лондон
еще...

Также читают

Фресками наружу
Фресками наружу
Расписные монастыри Буковины — одна из неразгаданных тайн Европы. Каждый сантиметр их стен, от фундамента до крыши, сплошь покрыт яркими фресками. Почему подобная роспись фасадов появилась только здесь, в средневековой Молдове?
Россия / Санкт-Петербург
Гранд Отель «Европа»
Гранд Отель «Европа»
Санкт-Петербург для российского туриста — направление более чем известное. Но тем не менее мы раз за разом возвращаемся в Северную столицу — и чувствуем себя здесь практически как дома. А значит, к отелям на берегах Невы мы склонны предъявлять повышенные требования.
Великобритания
Великобритания
Великобритания уже давно никому не кажется суровой и неприступной: даже последний оплот элитизма — королевская семья — демократизировался, и, при всем бережном отношении к традициям, стал ближе к народу. Этим и славится Великобритания: традиции традициями, но жизнь тут не стоит на месте, и местным жителям удается самым удачным образом сочетать самые передовые настроения (и являться родоначальниками множества явлений современности) с громадным культурным наследием. 
Швейцария
Союз нерушимый
Союз нерушимый
«Вечный» нейтралитет и страсть к оружию, сверхсовременная промышленность и дотошное следование традициям и, конечно, демократия в своем первозданном виде, вплоть до народных сходов и референдумов по каждому мало-мальски значимому поводу. Каждая из этих истинно швейцарских черт уходит корнями в глубь истории.
Франция
Франция
Франция всегда завораживала россиян, но и сейчас, когда французский язык больше не считается обязательным к изучению для аристократов, да и аристократов в России не осталось, у современной Франции есть чему поучиться и что посмотреть.
Словакия
Братислава
Братислава
Словацкая столица — идеальное место для тех, кто ищет непафосную Европу без туристов. Здесь есть и демократичные бары-пивнушки, и черепичные крыши с узкими улочками, и умиротворяющие пейзажи голубого Дуная — но нет ни суеты, ни шума, ни вавилонской многоголосицы. 
Швеция
Взрослые игры
Взрослые игры
Ряды армейских палаток среди сосен, упирающихся в низкое небо, готовое вот-вот разродиться проливным дождем. Увешанные до зубов оружием и снаряжением бойцы торопливо выстраиваются в колонну. Джипы один за другим с ревом проносятся по дороге, обдавая обочины ливнем брызг и клубами голубоватого выхлопа. Будь это голливудский боевик, самое время появиться вступительным титрам внизу, вот только к кино происходящее не имеет никакого отношения. Знакомьтесь: Швеция, наши дни, «Бергет» — очередная, 11-я по счету военно-тактическая игра крупнейшей международной серии игр на «мягкой» пневматике (airsoft).
Франция
Дворянское гнездо
Дворянское гнездо
Как мы все помним из русской литературы, у настоящего аристократа обязательно должно быть безукоризненное воспитание и наследственное имение. Сегодня, когда социальные лифты ездят во всех направлениях, и то и другое — дело наживное.
Великобритания
Единство на кону
Единство на кону
100 лет назад каждый четвертый житель Земли находился под властью британской короны. Но империи не бывают вечными: в ХХ веке «владычица морей» потеряла почти все заморские территории — и процесс ее распада, похоже, еще не завершен.
Франция / Арль
Камарг
Камарг
Когда мы представляем себе Францию, то необъезженные мустанги, стаи фламинго и яркие краски цыганского табора приходят на ум в последнюю очередь. Но именно таков Камарг — небольшая область, треугольник болотистых ландшафтов на южном побережье Франции между Средиземным морем и двумя рукавами Роны.
Подписка на журнал