Быстрый вход / регистрация (кликните на вашу соцсеть)
Вокруг света за...

Вокруг света за...

Сегодня при желании объехать вокруг света можно за несколько дней, но мало кто из путешественников проявляет такую прыть — если только речь не идет об установлении очередного рекорда. Вот и датчанин Торбьёрн Педерсен совершает вояж уже три года — за это время он под эгидой Красного Креста посетил 123 страны, передвигаясь между материками на торговых судах. Результат впечатляет, и останавливаться на достигнутом Тор не собирается.

Путешествиями Тор Педерсен был увлечен с раннего детства: приключения Ибн Баттуты, Эрнеста Шеклтона, Джорджа Мэллори, Лоуренса Отса и Тура Хейердала всегда будоражили его воображение. Он и работу выбирал с умыслом — связанную с логистикой, чтобы постоянно ездить по миру. И к тому моменту, как родился проект Once Upon a Saga, Тор успел посетить 54 страны и набрать изрядный опыт в области прокладывания оптимальных маршрутов.

В январе 2013 года отец прислал Педерсену ссылку на статью о Грэме Хьюзе, английском искателе приключений, который путешествует по миру без самолетов (см. Discovery № 5/2014). Тор тогда как раз вернулся из Арктики и был готов к новым свершениям — тут ему и пришла в голову мысль объехать все страны мира, не летая на самолетах и не арендуя автомобиль. Только общественный транспорт, а между материками — только грузовые суда. «Эта идея полностью мной завладела, я не мог думать ни о чем другом», — признается Тор. Сказано — сделано, в октябре того же 2013 года он отправился в путь по тщательно составленному маршруту, охватывающему 203 страны.

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Количество стран — это отдельный вопрос, на который дать ответ не так-то просто. Политическая ситуация на планете такова, что в разных местах число стран считают по-разному: одни государства, отстаивающие свою автономность, признаны не везде, другие страны распадаются на части (самый яркий пример последних лет — раскол Судана). Но как бы то ни было, проект Once Upon a Saga насчитывает 203 страны (полный их список и сам маршрут Тор опубликовал на собственном сайте и регулярно обновляет информацию, отмечая свое продвижение).

Помимо транспортных ограничений у Педерсена есть и другие правила. Он решил, что должен пробыть в каждой стране не меньше 24 часов. Конечно, это очень мало, но в любом случае лучше, чем выскочить из поезда, перекусить в забегаловке и отправиться дальше, поставив галочку «я здесь был», чем грешил тот же самый Хьюз. 

Впрочем, из более чем сотни государств, которые датчанин объехал к концу этой зимы, кратким суточным визитом он обошелся только в 20 из них.

Планируя маршрут, Тор постарался отвести побольше времени на дальние страны, куда, возможно, больше уже не попадет. В среднем у него получается 10 дней на одну страну. «Я с самого начала хотел посмотреть Мачу-Пикчу, поэтому запланировал побыть в Перу подольше, — рассказывает путешественник. — А на Европу, которая «буквально за порогом», дней рассчитано не так много». Логика ограничений понятна: даже если проводить в среднем по семь дней в каждой стране, путешествие займет почти четыре года.

Иногда, правда, в тщательно продуманную систему вмешиваются внешние обстоятельства — например, расписание судов. Порой Тор задерживается в стране, потому что у него элементарно нет возможности оттуда выбраться. Коррективы вносит и необходимость получать визы: это «крадет» дни у одних стран и «дарит» их другим. Пребывание Тора в Бурунди сократилось до трех дней, потому что он месяц ждал штампа в паспорте, разрешающего въезд в страну. Похожая ситуация произошла и с Россией — в результате Педерсен оставался в Польше гораздо дольше, чем рассчитывал, а на освоение наших просторов ему осталось всего пять дней. «Мне все пишут, что я не видел Россию на самом деле, но что же тут сделаешь? Чтобы осмотреть вашу страну, мне нужно добавлять на поездку еще 20 лет, — смеется Тор. — Москва показалась мне удивительно интересным городом. Меня изумило сочетание исключительной архитектуры и примитивных граффити, да и просто следов вандализма на стенах. В моем хостеле, расположенном в старом здании, были очень высокие потолки и изысканный декор. Еще я восхищен огромными размерами России и очень надеюсь однажды вернуться и посмотреть ее как следует».

Впрочем, по мнению Тора, знакомство со страной зависит не столько от времени пребывания в ней, сколько от того, удалось ли близко пообщаться с местными жителями. «Однажды я восемь часов проговорил с одним человеком на острове Реюньон. У меня было такое чувство, что я узнал больше, чем за неделю, — да что там, иной раз я колесил по стране две недели почти без всякого результата. Тут не угадаешь, как получится».

Конечно, ограничения по времени печалят Тора, и ему приходится постоянно напоминать себе, что он не турист. Но когда-нибудь он снова поедет в те места, которые заинтересовали его больше всего, чтобы исследовать их по максимуму. Особенно его тянут к себе большие страны — та же Россия, Канада, США, Мексика, Аргентина, Бразилия, Нигерия, Конго, ЮАР, Эфиопия, Китай, Монголия, Австралия… Список изрядный. А ведь путешествие далеко не закончено, и, похоже, по возвращении ему придется немедленно планировать еще одну долгосрочную поездку. Но это потом, когда он сможет стать туристом.

А пока — он путешествует как посол доброй воли от датского Красного Креста. До поездки Педерсен не слишком много знал об этой организации и сейчас находится под впечатлением от ее истории, берущей свое начало в 1863 году. Особенно его воодушевляют встречи с волонтерами, бескорыстно работающими на благо других, — по его собственным словам, он готов преклонить колени перед этими людьми, старающимися сделать жизнь лучше. 

В обязанности Тора входит представлять Красный Крест в 190 странах — почти во всех, которые он запланировал посетить.

ДЕРЖАТЬСЯ В РАМКАХ 

Возникает вопрос: сколько денег требует эта удивительная кругосветка? Даже с учетом того, что Тор не использует воздушный транспорт, бюджет приходится тщательно планировать, ведь визы, проживание и еда не даются даром. Конечно, у него есть спонсор — это норвежская консалтинговая компания Ross Offshore, которая избавляет его от необходимости зарабатывать на хлеб. Да и статус посла Красного Креста способен облегчить задачу — например, помочь получить место пассажира на контейнеровозе, куда посторонних берут не слишком охотно. С другой стороны, тот же Красный Крест порой удорожает путешествие, ведь Тору приходится иногда задерживаться по делам организации в той или иной стране — а значит, оплачивать постой и питание.

Цена вопроса при всем том на диво демократична — разрабатывая маршрут, Педерсен заложил бюджет из расчета 20 долларов в день и успешно придерживается этой суммы. Сюда входит оплата виз, транспорта, жилья и еды. Этих денег хватает даже на посещение национальных парков и музеев. Но никаких излишеств — как бы ни хотелось побаловать себя комфортными условиями роскошного отеля или изысканной кухней дорогого ресторана, Тор не может себе это позволить. 

Его опыт несет вполне ясное послание: путешествие — не обязательно предмет роскоши, и если хочется просто посмотреть мир, всегда можно найти способ сделать это без чрезмерных затрат. Например, сейчас Педерсен находится в Африке: «Проживание в последнее время обходилось мне в пять долларов в сутки, еда — всего в доллар. Местный автобус стоит около трех долларов за трехчасовую поездку. Если считать в среднем, то такие дни компенсируют затраты на визы и жизнь в более дорогих странах — пока мне удается точно вписываться в бюджет».

С визами связаны не только дополнительные расходы и временные затраты, но и сложности. Самым серьезным вызовом на маршруте оказалась необходимость достать визу Экваториальной Гвинеи. Переезжать из страны в страну в Центральной Африке тоже, по словам Тора, трудно: визы, переход через границу и контрольно-пропускные пункты — все это требует немалых усилий. Но путешественнику нравится справляться с непростыми задачами. «Что за радость делать то, что легко?» — замечает он. Что ж, пока ему все удается, он уже повидал Бурунди, Руанду, Уганду, Южный Судан, Кению, Эфиопию, Сомали.

Другой источник сильных ощущений — это само перемещение из точки А в точку Б нетривиальным образом. Зимнее плавание через Северную Атлантику заняло несколько месяцев, в течение которых Тор успел побывать пассажиром на семи судах — рыболовных, контейнерных и траулерах, добывающих креветок. Погодные условия как-то раз выдались такие, что он не чаял выжить — пока не побеседовал с моряками, объяснившими ему, что в «болтанке», в которую они угодили, нет ничего страшного.

ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКУ ДРУГ

Как признается сам Педерсен, будучи послом доброй воли от Красного Креста, он получает возможность общаться с людьми, к которым иначе было бы сложно подобраться. Например, с капитанами тех же контейнерных судов — они не склонны приветствовать нарушение внутреннего распорядка на корабле, а присутствие пассажира неизбежно к этому ведет. Но они живо интересуются авантюрой Тора и достаточно охотно пускают его не только на борт, но и на капитанский мостик; приглашают к обеду, где проводят время за приятной беседой. Благодаря всему этому он может воочию увидеть, как протекает жизнь моряка.

Вообще, по мнению Педерсена, самое ценное, что дает ему путешествие, — это общение с людьми. Его девиз таков: «Незнакомец — это друг, которого ты еще не встретил». И его опыт это подтверждает. «Я бы никогда не подумал, что никому не известный человек будет так много жить в гостях, но со мной это случается довольно часто. Люди просто невероятны! Взять ту же Россию — я ехал по ней на поезде 12 часов, никто в вагоне не говорил по-английски. Но это ничуть не мешало людям болтать со мной, делиться едой. В Москве один из них купил мне обед, а потом прошел четыре километра, провожая до хостела — просто чтобы убедиться, что со мной все в порядке».

У Тора накопились сотни историй о людях, которые ему помогли. Он ночует дома у новых знакомых, играет с их детьми, ест вместе с ними. С тех пор как он уехал, у него появилось множество друзей: «Это потрясающе — обнаружить, что наш мир совсем не такой, как мы привыкли верить».

По его наблюдениям, не так уж сильно мы и различаемся. В какой бы части света ни жили люди, у них похожие интересы — они смотрят одни и те же видео на YouTube, следят за теми же спортивными событиями, болеют за своих спортсменов. Они обсуждают то, что происходит в мире: «Я был в большинстве стран Африки, и в каждой из них люди спорили, кто победит на выборах президента в Америке — Трамп или Хиллари».

Люди по всему миру озабочены тем, какая будет погода, волнуются о безопасности друзей и семьи, любят вкусно поесть, слушают музыку и делают селфи (потому что смартфонами тоже вооружен весь мир). 

Каждая мать, вне зависимости от национальности, хочет, чтобы будущее ее детей оказалось лучше, чем ее собственное, и стремится дать им хорошее образование, максимум возможностей и чистую одежду; надеется, что у них будут верные друзья и жизнь в безопасности.

Конечно, в культуре разных стран есть свои особенности, так же как есть разница между жизнью в городе и в деревне. Здесь играют роль обеспеченность, культура, климат, история и тому подобное. «Например, в Руанде люди гораздо сдержаннее, чем в Уганде. Американцы настроены против социализма, в отличие, скажем, от скандинавов. Но в целом мы похожи больше, чем это кажется на первый взгляд. Я вижу, что люди чаще всего дружелюбны и приветливы. Просто иногда мы демонстрируем доброту по-разному, это зависит от того, где мы родились».

А что же с родными, которых Тор оставил на несколько долгих лет, чтобы сделать то, чего никто до него не делал? «Конечно, я скучаю по близким, — признается он. — Но интернет значительно упрощает ситуацию. Электронная почта, Skype, WhatsApp, Facebook — это помогает. Кроме того, они приезжают ко мне. Например, моя невеста навещала меня уже 10 раз, и это было просто чудесно. А недавно до меня добралась одна из сестер». 

Что же, еще за время работы в офисе Тор привык уезжать в командировки, где приходилось обходиться без семьи. Но ни разу разлука не затягивалась так надолго, и, по его собственным словам, это вызывает у него бурю смешанных чувств. Однако это не повод останавливаться на полпути. Впереди еще несколько десятков стран в Африке, Азии, Европе, и в каждой ждут друзья, которых он пока не встретил. Счастливого пути и попутного ветра, Тор! 

Комментарии

Оставить комментарий
Ольга Ладыгина
Ольга Ладыгина
18 Февраля 2017

Также читают

Швеция
Северное чудо
Северное чудо
«Все во имя человека, все для блага человека» — если где-то этот лозунг и вызывает снисходительную улыбку, то только не в скандинавских странах и Финляндии. Здесь давно поняли: развитие человеческого потенциала — главный пункт в программе по созданию экономического благополучия в государстве.
Япония
Самая древняя монархия
Самая древняя монархия
Как говорят японские мифы, 27 веков тому назад богиня Солнца Аматэрасу Омиками послала своего внука Ниниги-но Микото с небес на землю. Наделив его священными регалиями, обладающими магической силой и символизирующими Солнце, Луну и молнию (бронзовым зеркалом, яшмовой подвеской и мечом), она дала ему напутствие освещать мир так же ярко, как волшебное зеркало…
Великобритания
Единство на кону
Единство на кону
100 лет назад каждый четвертый житель Земли находился под властью британской короны. Но империи не бывают вечными: в ХХ веке «владычица морей» потеряла почти все заморские территории — и процесс ее распада, похоже, еще не завершен.
Монако
Мал мала меньше
Мал мала меньше
Чтобы испытывать гордость за свою страну, не обязательно быть гражданином самого большого государства мира. У жителей стран-карликов не меньше поводов гордиться своей родиной. Любая из крошечных стран в чем-то самая-самая — не важно, идет ли речь об островных державах, столпившихся в Карибском море, молодых республиках Океании или государствах Персидского залива. Но по традиции уроки «наногеографии» и микроистории принято начинать с самых маленьких в европейской семье — хотя бы из уважения к их почтенному возрасту.
Япония
По принципу матидзукури
По принципу матидзукури
Переводчики с японского часто сталкиваются с тем, что в их родном языке нет слова или выражения, четко соответствующего тому или иному японскому словосочетанию, а порой и самого понятия как такового. Объяснение этому кроется не только в том, что японский язык в своих островных условиях развивался весьма самобытно, но и в том, что многие слова в нем не имеют однозначного определения и воспринимаются интуитивно в зависимости от контекста. Одно из таких слов — «матидзукури», которому даже японские словари не дают четкого определения и предлагают для него три варианта написания.
Россия
Локальное потепление
Локальное потепление
Лучшей иллюстрации тезиса о глобальном потеплении, чем установившаяся на большей части Европы жара, придумать сложно. Существует мнение, что Россия и другие страны холодного пояса в результате потепления только выиграют: расширится зона комфортного проживания, увеличатся водные ресурсы, появятся новые возможности для развития гидроэнергетики и вместе с этим увеличатся площади для животноводства и растениеводства. Как было бы замечательно, если бы все это было правдой! Но реальность такова, что глобальное потепление принесет России и множество серьезных проблем, тем более что температура на ее территории повышается быстрее, чем в среднем по планете.
Швейцария
Союз нерушимый
Союз нерушимый
«Вечный» нейтралитет и страсть к оружию, сверхсовременная промышленность и дотошное следование традициям и, конечно, демократия в своем первозданном виде, вплоть до народных сходов и референдумов по каждому мало-мальски значимому поводу. Каждая из этих истинно швейцарских черт уходит корнями в глубь истории.
100 САМЫХ УМНЫХ
100 САМЫХ УМНЫХ
Как ни крути, именно мозги веками остаются главной ценностью человечества. Превратить финансовый капитал в интеллектуальный не так-то легко, а вот монетизировать знания — вполне возможно. Мир знает множество героев, добившихся всего своим собственным умом. И если уж в этом мире существуют «списки Forbes», то должны существовать и такие, где перечислены обладатели самого внушительного интеллектуального капитала. Правда, придется определиться с тем, кто такие гении и где их искать.
Эфиопия
«Дай бырр!»
«Дай бырр!»
Этот клич стал в Эфиопии чем-то вроде национального девиза. С какой бы скоростью ни ехала машина с белыми, вслед ей тянутся руки: дай бырр! Бырр - это эфиопские деньги. И клянчат их здесь так нагло и навязчиво, как нигде в мире. Даже не клянчат - требуют. Белый? Плати! Дважды щелкнул затвором камеры - плати дважды!
Германия
Дойчланд драйв
Дойчланд драйв
Автопутешествия хороши в любой сезон: хоть зимой, хоть летом, хоть сейчас, в межсезонье, когда красоты золотой осени уже осыпались, а зима вступает в свои права только в горах. Самое время сесть за руль и отправиться в Германию — страну, которая считает автодороги одной из главных своих достопримечательностей.